Главная » Статьи » Мои статьи

Через ноосферу и общество, - к человеку

Через ноосферу и общество, - к человеку

 
В научных публикациях и в околонаучных обсуждениях уже длительное время выдвигается положение, что достижение восходящего исторического развития современного социума возможно только на пути познания человека и его, так называемой «духовности». При этом иногда полагается, что, как сказано в одном из обсуждений, это познание должно происходить не «в материалистической «песочнице»» и не в «технократическом словоблудии». Эти авторы утверждают, что человек есть «мера и цель хозяйственного целостного развития», что прежде всего необходимо «разобраться в триипостасной духовно-био-социальной природе человека-личности», тем самым «приземляясь к насущному разрешению острейших современных проблем человека/человечества».

Однако, даже в этих цитируемых словах, явно прослеживается навязываемое противопоставление биосоциальной природы человека-личности самому обществу, то есть той форме, в которой и возможно только существование человека как личности. Само же проявление так называемого феномена «духовности» есть одна из сторон присущих ей же свойств социальности. Так, в одном из социологических словарей социализация определяется как процесс и результат «усвоения человеком самостоятельно или посредством целенаправленного воздействия (воспитания) определённой системы ценностей, социальных норм и образцов поведения, необходимых для становления личности, обретения социального положения в обществе; начинающийся в младенчестве и заканчивающийся в глубокой старости процесс освоения социальных ролей и культурных норм».

В то же время, общая психология определяет духовность как «высший уровень развития и саморегуляции зрелой личности, на котором основными мотивационно-смысловыми регуляторами ее жизнедеятельности становятся высшие человеческие ценности». Таким образом из сказанного следует, что в первую очередь необходимо разобраться просто с социализацией человека, ибо «биологическая природа человека — это его естественная предпосылка, условие существования, а социальность — сущность человека».

В целом же подобная тревога и озабоченность в поисках теоретических оснований и путей целостного исторического развития современного общества понятны. Однако лишь изучение и апробирование основных теоретических положений фундаментальной метатеории А. С. Шушарина «Полилогия современного мира …» [1], дальнейшее углубление и развитие основ этой метатеории, внесли ясность и определённость в понимание сути и путей применения этих, казалось бы, противоположных воззрений, – каждому есть своё достойное место и предназначение.
 
1.   Человечество начинается с ноосферы.
 
В. И. Вернадский, русский и советский учёный естествоиспытатель, мыслитель (1863 – 1945), в известной статье «Несколько слов о ноосфере», впервые опубликованной в журнале "Успехи современной биологии", писал [2, пп. 9 и 10]:

- «В XX в., впервые в истории Земли, человек узнал и охватил всю биосферу, закончил географическую карту планеты Земля расселился по всей ее поверхности. Человечество своей жизнью стало единым целым. …

Исторический процесс на наших глазах коренным образом меняется. Впервые в истории человечества интересы народных масс - всех и каждого - и свободной мысли личности определяют жизнь человечества, являются мерилом его представлений о справедливости. Человечество, взятое в целом, становится мощной геологической силой. И перед ним, перед его мыслью и трудом, становится вопрос о перестройке биосферы в интересах свободно мыслящего человечества как единого целого.

 Это новое состояние биосферы, к которому мы, не замечая этого, приближаемся, и есть "ноосфера"».

 В «Полилогии …» в третьем разделе «Сложная логика истории» два параграфа посвящены понятию ноосфера. Это параграфы «13.3.2. Ноосфера, паттерны, состав производства» и «13.3.3. Ноосфера, природа, духовность». А. С. Шушарин пишет [3, с.41 - 45]:

- «В полилогии мы придаём метафоре «ноосфера», насколько это возможно в исходных положениях, вполне определённое значение человеческой (антропоморфной) формы биогеосферы, всего материального мира, т.е. как производительных (жизненных, плодотворных) сил всего социума. …

Соответственно всякое более конкретное «изображение» ноосферы и предстаёт как состав производства по-крупному в виде её относительно обособленных как самоподобных, так и различающихся между собой фрагментов (паттернов). …

Итак, ноосфера – это содержание и источник перемен производства и воспроизводства жизни всего человечества. Это «антропоморфированный» в своём движении весь материальный мир как всё то же «бесформенное тождество с самим собой». … Не появись обществ, несколько абстрактно говоря, человек бы себя успешно изничтожил. Вот и сейчас на более солидном витке раскручивается примерно то же: если не появится некое целостное человечество, то общества друг дружку смогут успешно уничтожить.
<…>
«Но «человек есть часть природы» [4, с. 92], – писал Маркс, – а целое (или совокупное) никак не есть «среда» части. «Мы от­нюдь не властвуем над природой так, как... кто-либо находящийся вне природы... мы, наоборот, нашей плотью, кровью и мозгом принадлежим ей и находимся внутри ее...» [5, с. 496] – писал Энгельс. Или в сложных формах у Маркса: «существо, не имеющее вне себя своей (выделено мною. – А.Ш.) природы... есть невоз­можное, нелепое существо» [6, с. 163].

… У социальной формы движения материи не может быть никакой «сре­ды», ибо весь материальный мир, от животных и растений до самых отда­ленных галактик, – это и есть неисчерпаемое содержание этой же самой со­циальной формы движения. С этой формой вся природа от кварков до все­ленной социализирована уже хотя бы тем или иным человеческим знанием о ней. … Когда мы изу­чаем отдельное явление, былинку ли, планету, то «средой» мы и отделя­ем, и обозначаем исходные границы бытия и развития («входы» и пр.) данного явления. Кроме того, материальный мир организован не механи­ческими уровнями, как самостоятельными слоями, а их релятивной (относительной – ХАТ) иерархической субординацией как способов движения или форм. (В этих случаях часто используется слово «сфера», связанное с образом формы гидростатического равновесия, но по сути-то оно означает уровень.)».

Таким образом, замечает А. С. Шушарин [3, с. 46 - 48], - «… пресловутый «обмен веществ» между обществом и матушкой природой (а это штамп повсеместный) так же нелеп, как «обмен веществ» между человеком и его же родным организмом. Ноосфера не обменивается со «средой», а является все усложняющимся вихрем потоков, в частности, в основе – солнечной, космической и пр. энергий (Ю.В.Чайковский7). Солнце, например, – это «сердце планеты» (А.Л. Чижевский), а не ее «внеш­­няя среда». … Но в социуме все происходит только в общественных формах. Потому все эти, казалось, бы философски досужие нюансы имеют в конеч­ном счете исключительно важное значение.

Дело в том, что утилитарное, целесообразное вообще экзотерическое, практическое отношение людей к природе как внешней среде, условию су­ществования, естественно и неустранимо. Но такого материального отно­шения общества (человека) и природы, как говорится, «в природе» не существует, или это некое абстрактно-индивидуальное робинзоново отноше­ние. … А это значит, что как ни остры и важны, а иногда и героичны, сами по себе «зеленые движения», источник всех экологических бед был, есть и всегда будет в производственных (эзотеричес­ких) отношениях людей, которые и определяют прак­ти­ческое (экзотеричес­кое) отношение их к природе [7, с. 279].

Ноосфера не только космобиогеотехнохимична, но и духовна, ибо она есть содержание жизни людей, «мыслящего тростника» (Б. Паскаль), хотя и с фор­мами сознания иной раз не просто «слабыми» (В.В. Налимов), а и вовсе никудышными. Потому, какой раз повторю, выражения «материальное», а равно и как бы оппозиционно «духовное» производство – вреднейшие от­рыжки экономизма мышления. Ведь, как известно, «вздор, будто материа­лизм утверждал «меньшую» реальность сознания» [8, с. 296].

Духовное соотносимо не с материальным, а с телесным. … Вечная хитрость здесь в том, что эта ду­ховность и есть независимая от воли и сознания людей (собственно пото­му во все истории и мистифицируемая) когнитивная сторона тех же самых производительных сил или состава производства, так сказать, сплошняком заполненная «говорливостью» объективная семиосфера, что в понятиях и требует некоторой элементарной терминологической договоренности. (Плоть не против духа, ибо дух – то, что возникает между двух, – А. Вознесенский.) …

Духовность, иначе сказать, – это развивающий­ся материальный общественный разум, внеиндивидуальное рациональное, эти­ческое, эстетическое и т.д. или даже человеческое иновыражение или мыслительное и семиотическое инобытие все тех же самых производитель­ных сил как бездонных естественно-тех­ни­ческих структур и процессов. … Более того, чем сложней объективная структура или срез практики (или даже, скажем, чем дальше практика от механис­тичности экономических отноше­ний), тем больше значение духовного, в том смысле, что сложней ра­циональное постижение всего этого в собственных формах. Потому, к примеру, «идеок­рати­чес­кие» общества суть означение более видимых форм лишь не проясненных производственных строений этих обществ, сложного состава их производства. (Идеократия, идеократизм («власть идей, идеалов») — термин для обозначения общественного строя, основанного не на предании и не на материальных интересах, а на сознательных идеях.  – Википедия, ХАТ). Но особо многих злит в материализме независимость от во­ли и сознания, ибо все в обществе происходит в волевых и сознательных действиях и взаимодействиях. Тем не менее, семья, инкультурация (социализация – ХАТ), соседство, гостеприимство и пр. уже предполагают какой-то независимый от воли и сознания людей этос (ЭТОС (греч. ήοος — нрав, характер, местопребывание) — многозначное понятие с неустойчивым терминологическим статусом. У древних греков понятие “этос” имело широкий спектр значений: привычка, обычай, душевный склад, характер человека... стойкая система нравственных представлений. – Википедия, ХАТ) или эйдос (Э́йдос (др.-греч. εἶδος — вид, облик, образ), термин античной философии и литературы, первоначально обозначавший «видимое», «то что видно», но постепенно получивший более глубокий смысл — «конкретная явленность абстрактного», «вещественная данность в мышлении»; в общем смысле — способ организации и/или бытия объекта. – Википедия, ХАТ); …

Так что духовность (этос и пр.) – это не более чем абстракция довыраженной когнитивной и, как следствие, поведенческой стороны со­держания и источника перемен именно в развитии человеческого общества, т.е. новая (постбиологическая) материальная (так сказать, буквально «мозговая», «говорливая», «инфор­маци­он­ная», «семиотическая») сторона, которой просто не име­ется в физическом, геохимическом, биологическом движениях. Хотя «информационное» (разумеется, в таком же синергетичес­ком смысле) там обязательно присутствует.

Итак, в первом уяснении ноосфера и есть конечный «субъект» общественного развития; она и есть то, что «формирует об­щества» (И. Валлерстайн), или «расформировывает» их же; она и есть то, «ор­ганами» чего, образно замечал Ленин, являются народы [9, с. 285]. Человек со всеми его неисчерпаемыми качествами был и остается главной производительной силой, но в форме народов он обретает и совершенно другие качества».

Итак, повторим ещё раз, «ноосфера – это содержание и источник перемен производства и воспроизводства жизни всего человечества. Это «антропоморфированный» в своём движении весь материальный мир как всё то же «бесформенное тождество с самим собой»».

В этих кратких фрагментах о ноосфере со страниц полилогии прослеживается цепочка понятий: производительные силы – человек – народы - общество. Исходная цель нашего анализа – это выявление в общем процессе «производства и воспроизводства жизни всего человечества» (и отдельного общества) места и роли человека и общества в исторически восходящем развитии общества в современных «теориях» общественно-исторического развития. (Вопрос о «народах», пока оставим в стороне.)

Таким образом не человек есть «мера и цель хозяйственного целостного развития», разумеется речь идёт о восходящем историческом развитии, - а ноосфера, общество, народ и только «затем» отдельный человек. Только в этой последовательности возможно истинное «приземление к насущному разрешению острейших современных проблем человека/человечества». Необходимо, в первую очередь, понять и изучить как целостную систему само общество и законы его исторического развития, а затем уже человека (его семью) как ячейку и клеточку это общества как систему и воспроизводственную структуру, образуемую множеством, огромным множеством этих клеточек – «человеков».
 
2.   Отдельный человек как «человек-клеточка» живого организма человечества.
 
Ситуация в понимании отдельного человека не позволяет детерминировать историческое развитие общества как целостности уже только в силу кратковременности его существования.  В отличие от собственно человеческого организма Общество — это организм, в котором идёт постоянное обновление образующих его отдельных «человеков-клеточек». Сами же клетки многоклеточного человеческого организма, известно, чрезвычайно разнообразны и в соответствии со своей специализацией имеют разную продолжительность жизни. Так нервные клетки после завершения эмбриогенеза перестают делиться и функционируют на протяжении всей жизни человеческого организма, тогда как клетки же других тканей, в частности, - костного мозга, эпидермиса и эпителия тонкого кишечника, в процессе выполнения своей функции быстро погибают и замещаются новыми в результате клеточного деления.

Например, роговица глаза может восстанавливаться всего за один день, но при этом линза и другие области глаза не меняются в течении всей жизни человека. То же самое с нейронами в коре головного мозга, — наружного слоя мозга, который отвечает за память, мышление, язык, внимание и сознание, остаются с нами от рождения до смерти. В то же время другие области мозга, обонятельная луковица, которая отвечает за запах, и гиппокамп, отвечающий за обучение, могут обновляться.

Деление клеток лежит в основе развития, роста и размножения, а также обеспечивает самообновление целого ряда тканей на протяжении жизни человеческого организма и восстановление их целостности после повреждения.

Человек же выращивается и социализируется каждый раз заново, с нуля! И в отличие от живого организма, например, самого организма человека, общество не имеет за всю историю своего существования человеков-клеточек с той же продолжительностью существования. Последнее обеспечивает абсолютный примат общества перед человеком. Это, однако, не исключает приземлённое «насущное разрешение острейших современных проблем человека/человечества» и использование соответствующего знания в разрешении краткосрочных конкретных локальных коллизий ежедневного существования и функционирования общества, соизмеримых с активной жизнью отдельного человека как личности.

Примат исторического восхождения общества как некой целостности напоминает рассмотрение общества как «чёрного ящика» в кибернетике, разумеется в отношении человека как личности. Общественная система слишком сложна для того, чтобы можно было по свойствам составных частей («человеков-личностей») этой целостной системы и структуре конкретных связей между ними (конкретными человеками-личностями) делать выводы об историческом «поведении» общества и насущном разрешении острейших исторических «современных проблем человека/человечества». Это обусловлено тем, что внешнему наблюдателю доступны лишь «входные и выходные величины» и некоторые внутренние. При этом реализуемая доступность отягощена фактическим нахождением самого «наблюдателя» внутри этой системы и его мгновенной мимолётностью существования, требующей постоянного повторения процесса социализации каждого конкретного человека-личности как наблюдателя.
 
3.   «Действительная жизнь» как процесс.
 
В метатеории полилогии действительная жизнь отдельно взятого общества как целостной системы состоит из ряда взаимосвязанных подсистем по воспроизводству следующих базовых объектов, образующих в совокупности объём понятия «действительная жизнь общества»: человек, общая жизнь, работник, пространство производства и жизни, средства производства (вещь, товар), технологии (функции, работа), информация, общественное познание и др. На рис. 1 схематично представлена структура и объём понятия «действительная жизнь» [10] в ареале «большого взрыва» и ноосферы.

 
Рис. 1. Действительная жизнь общества в эндогенной логике полилогии (объём понятия «действительная жизнь»).
 
По свойствам соответствующих этим базовым объектам воспроизводственным подсистемам и структуре взаимосвязей между ними можно делать выводы об историческом «поведении» общества в целом. Сегодня учесть воздействие «клеточек», как конкретных «человеков-личностей», и структуры связей между ними, - невозможно. Сами же связи этих «клеточек» образуют в совокупности с неживой природой некие подсистемы общества, так называемые, чистые экзогенные формы (ЧЭФ) воспроизводственных процессов всех вышеупомянутых базовых объектов (см. рис. 2) [10, с. 29].
 

 
Рис. 2. Полилогия многообразия подпроцессов ЧЭФ действительной жизни общества.
 
Дальнейшая детализация моделирования развития общества как воспроизводственной системы, воспроизводящее структуру отраслей и их подсистем социального и хозяйственного комплексов страны, возможна лишь на уровне, так называемого, стратегического планирования и прогнозирования на глубину в 20 -25 лет.
 
Целостный взгляд на общественное развитие в рамках комплексного планирования, правда, в условиях плановой экономики градации «социализм», возможен с детализацией общественного развития уже до уровня отдельных цехов и участков, а также фондоёмких сооружений и комплексов, в рамках годового и пятилетнего (трёхлетнего) планирования. Однако даже и в этом «краткосрочном» случае общественное развитие на основе моделирования «человека-личности» не реализуемо. В условиях же капиталистических отношений принципиально невозможно в моделировании процесса общественного развития, как говорят, дойти до «человека-личности», так институт частной собственности на средства производства (любой типологии) не позволяет вторгаться в пределы частного предприятия.
 
Кроме того, особую проблему представляют различные аспекты, так называемой, «личной жизни, свобод и прав человека».
 
Наконец, уже упомянутая кратковременность жизни одного «человека-личности» на фоне миллионолетней истории человечества исключает возможность моделирования и прогнозирования общественного исторического восходящего развития социума с учётом конечного элемента системы в виде «человека-личности», ибо элемент случайности в переходах от человека к человеку на всём историческом пути общества полностью устраняет саму «личность» и нивелирует конкретность каждого человека в это огромной цепочке переходов.
 
Согласно метатеории полилогия в историческом восходящем развитии отдельно взятого общества имеет место следующая последовательности градаций: переломная первобытность – первобытность – рабовладение – феодализм – капитализм – социализм – Информационное общество – Общество знаний – и др.
 
Однако несомненно, что в этой исторически восходящей по сложности последовательности отношение общества к человеку как личности монотонно нарастает и человек, человек-личность, посредством которого и через которого только и возможно развитие общества, как говорят, всё в большей степени оказывается в центре внимания общества.
 
Несомненно, и то, что в анализе функционирования отдельных конкретных коллективов и воспроизводственных звеньев общественного производства учёт (моделирование) человека-личности весьма эффективен и вполне реализуем.  Но распространить этот подход на исторический анализ общественного развития в настоящее время и ближайшие десятилетия едва ли удастся, ибо дело не только в том, что нет пока соответствующей модели «человека-личности» (человека-индивида).
 
Слишком велик объём связей и самих индивидуальных моделей личностей, которые должны быть формализовано представлены и учтены в модельном комплексе развития, социального и материально-производственного, на всё множестве возможных вариантов исторического восходящего развития. Особо при этом возникает проблема прогнозирования огромного множества переходов от одной персоны человека-личности к другой в рамках общего воспроизводственного процесса общества. При этом, естественно, должны быть реализованы и численные расчёты тупиковых, деградационных и разрушительных, исходов исторического движения общества
.
Так, например, «сравнить вычислительную мощность техники всего мира и человека, и оказалось, что в 2007 году человечество могло производить на ЭВМ общего назначения в общей сложности 6.4*10^18 операций в секунду, что не превышает максимального количества нервных импульсов всего в одном мозге в секунду" (http://globalscience.ru/article/read/19145/).
 
4.   Развитие общества как случайный процесс.
 
Исторически восходящее развитие структуры (общества) «Э» по сложности за предшествующий период есть случайный процесс.
 
Положим известно, что сложность общества как некоторая случайная величина s(t), меняется с течением исторического времени t. Будем называть случайным процессом s = s(t) функцию от действительного параметра t c T, значения s(t) которой при каждом t являются случайными величинами (здесь «c» - знак принадлежности).
 
Закономерности случайного процесса s(t), t c T, определяются совместными распределениями вероятностей его значений s(t1), …, s(tn) при различных t1, …, tn. (они называются конечномерными распределениями данного случайного процесса, например, - гауссовским) [11, с. 134].

Каждое значение s(t) случайного процесса, являясь случайной величиной, формально зависит от элементарного исхода w: s(t) = s(w, t). Рассматривая случайный процесс s(t), t c T, при каждом отдельном случайном исходе w мы имеем дело с соответствующей функцией s(w, :) = s(w, t) параметра t c T, которая называется траекторией или выборочной функцией данного случайного процесса. Реально наблюдая конкретный случайный процесс, мы фактически наблюдаем одну из его возможных траекторий x = x(t), t c T. [11, с. 135]
 
Реально наблюдая или исследуя исторический процесс развития конкретного общества (социума), можно полагать, что имеется некоторая совокупность X всех возможных (или известных, исследованных) траекторий x = x(t), t c T, и некоторым случайным образом, в силу наших конкретных условий выбора объекта исследований, избирается одна из этих функций x c X. При этом данный «случайный выбор» той или иной траектории x = x(t), t c T, из X можно считать элементарным исходом, если пользоваться терминологией теории вероятностей и случайных процессов.

На рисунке 3, мировоззренчески, на основе теоретических положений метатеории полилогия представлена гипотетическая схема исторического восходящего развития отдельно взятого общества по сложности [10, с. 29].
 
 
Рис. 3. Восходящее историческое развитие общества как случайный процесс.
 
На этой схеме тёмными кружками отмечены средние уровни сложности воспроизводственной структуры общества, соответствующие равновесному (стабильному) состоянию каждой из известных исторических градаций в их наиболее характерный период (исторический момент) существования. То есть уровень сложности каждой градации, как уже выше отмечалось, является случайной величиной со средним значением равным математическому ожиданию:
 
zn(t) = Msn(t), t c T.  
 
На рисунке 4, вид А, изображена соответствующая функция плотности распределения сложности общества одной из градаций, где математическое ожидание сложности общества для данной градации обозначено тёмным кружком.

При этом, очевидно, и сами эти «исторические моменты» являются случайными величинами собственно исторического времени их проявления (см. рис. 4, вид Б). Поэтому горизонтальная ось этой схемы есть лишь ось некого «среднего времени», декларируемых моментов состояний градаций, отображённых ниже этой оси исторически последовательных состояний общественного развития.
 

 
Рис. 4. Графики функций плотности распределения вероятности сложности и момента времени исторического характерного (равновесного) существования данной градации.
 
Таким образом область точки элементарного исхода для каждой градации, то есть наиболее характерного периода (исторического момента) её существования, представляет собой часть площади пространство вокруг тёмных кружков. То есть плотность вероятности элементарного исхода для каждой градации представляет куполообразную геометрическую поверхность, в основе которой лежит гистограмма частоты исторического проявления данной градации с данной степенью сложности и в данное историческое время (см. рис. 4, вид В).

Эта область на схеме рисунка 3 для каждой такой точки условно ограничена окружностью с штрих-точечным пунктиром.  Соответствующие средние значения сложности общества в процессе случайного восходящего развития z(t) = Ms(t) для последовательного ряда градаций обозначены на рисунке 3 следующим образом: zпп, zп, zр, zф, zкап, zсоц, zио, zоз, …, zn.

Поэтому можно считать пространством элементарных исходов n-мерное пространство X векторов x = [x(1), …, x(n)], приняв за элементарный исход то значение x = [x(1), …, x(n)], которое в зависимости от случая принимает наблюдаемая (исследуемая) величина s = [s(1), …, s(n)]. При этом соответствующий «механизм случайности» фактически задаётся совместным распределением вероятностей величин [s(1), …, s(n)].
 
Более того, в исторической реальности, допустимо считать, что каждый шаг (переход) в развитии по сложности является вероятностным, то есть общество с определённой вероятностью pij переходит на следующем шаге от градации i к градации j. То есть в реальности допускается не только восходящее градационное развитие общества, но и его «обратное», деградационное, движение не просто по уровню сложности, а по самим градациям.

На рисунке 3 двойной ломаной, кусочно-прямолинейной, линией демонстрируется гипотетический график одного из допустимых элементарных исторических исходов общественного развития некого социума. Продолжение этого графика после S-образного движения вспять соответствует области прогнозируемого (или планируемого) движения в развитии по сложности данного конкретного общества.

Из представленной схемы видно, что прогнозируемое развитие общества с использованием полилогической модели целостного развития общества как единого целого («чёрного ящика») позволяет лишь выявить направленность исторического развития в части определения градации более высокого градационного уровня сложности общества и степень (величину) необходимого прироста сложности. Эти результаты с использованием основных положений метатеории полилогия могут быть агрегированы (распределены) по соответствующим типологиям чистых эндогенных форм (ЧЭФ) воспроизводственных процессов. Дальнейшее агрегирование (распределение) необходимого прироста сложности связано с распределением этого прироста по соответствующим уровням сложности развития общественных производственных отношений и отношений собственности, а также и по соответствующим уровням сложности развития средств производства (средства труда и предметы жизнедеятельности) различной типологии, составляющих вместе с людьми основу производительных сил общества.
 
Дальнейшее агрегирование (распределение необходимого прироста сложности) как по времени, так и по элементам структур действительной жизни, происходит уже в рамках иных научных дисциплин, не входящих в основы метатеории полилогия.

Возвращаясь к «человеку-личности» можно сказать, что даже такие научные представления как, например, изложенные в коллективной работе Центра Сулакшина (Центр научной политической мысли и идеологии) «Нравственное государство. От теории к проекту» [12], ориентированные на концепт нравственного государства, не позволяют сколь-нибудь близко подойти непосредственно к самому «человеку-личности». Однако в дальнейшем, со временем, возможно и удастся практически реализовать этот подход и это научное направление с ориентацией на «человека-личность», введя его как элементарное, буквально конкретное, представление в модель исторического развития социума.
 
5.   Условный численный пример моделирования элементарной жизнедеятельности воспроизводственной структуры.
 
Ниже, лишь с целью иллюстрации места и возможностей анализируемых подходов к моделированию, позволим привести чрезвычайно упрощенный и условный численный пример моделирования элементарной жизнедеятельности некой воспроизводственной структуры «Э» в «историческом» восходящем аспекте развития и функционирования. При этом, учитывая ограниченные возможности данного эссе, сведём модель общества в этом примере к функционированию трёх человеков-личностей и однопараметрическому их представлению по сложности.

 Суть совместного использования анализируемых типов моделей общественного развития может быть реализована, например, следующим образом.

Положим, что с помощью той же полилогии для выше упомянутой чрезвычайно упрощенной модели элементарной жизнедеятельности некой воспроизводственной структуры общества «Э» в исторически восходящем аспекте развития, представляемой в форме случайного однопараметрического процесса роста по сложности, была выявлена (определена) целесообразность перехода к «Обществу знания», сопровождаемая повышением сложности общества «Э» на 100 параметрических единиц. Подобный пример, иллюстрирующий аналогичную ситуацию с определением степени (величины) необходимого прироста сложности, был ранее рассмотрен на страницах «Экономической и философской газеты» в статье «Предвосхищая восходящее развитие российского социума» [13]. На рисунке 5 приведена схема определения «прироста сложности общества упреждающего развития» от градации капитализм к градации Общество знания величиной (zозzкап).
 
 
Рис. 5. Схема определения «прироста сложности общества упреждающего развития» от градации капитализм к градации Общество знания (zозzкап).
 
 Понятно, что в конечном итоге, несмотря на примат материального тренда общественного развития, всё в обществе, согласно полилогии, происходит с помощью человека и через человека.

Однако, возникает естественный вопрос, - как это, образно говоря, среднестатистическое повышение сложности общества на 100 единиц возможно в структуре «Э», состоящей из трёх конкретных человек, «человек-личностей»: А, Б и В?

Далее последовательно уточняем, что воспроизводственный процесс «Э» включает в себя три последовательных универсальных рабочих места с различным характером производственного процесса и условий жизнедеятельности: № 1, № 2 и № 3.

В таблице 1 приведена параметрическая оценка вклада этих «одномерных» исполнителей («человеков-личностей») в прирост сложности общества «Э» при реализации их воспроизводственного потенциала на этих рабочих местах.
 
Таблица 1. Прирост сложности по рабочим местам.
«Человек-личность» Прирост сложности по номерам рабочих мест, единицы сложности
1 2 3
А 30 40 20
Б 50 40 30
В 40 50 20
 
В целом имеется шесть вариантов расстановки «человеков-личностей» по данным рабочим местам (см. таблицу 2).
 
Таблица 2. Варианты расстановки "человеков-личностей" по рабочим местам.
Варианты расстановки «человеков-личностей» по рабочим местам Итоговый прирост сложности по вариантам расстановки «человеков-личностей» в воспроизводственном процессе
1 2 3
А Б В 30 + 40 + 20 = 90
А В Б 30 + 50 + 30 = 110
Б А В 50 + 40 + 20 = 110
Б В А 50 + 50 + 20 = 120
В А Б 40 + 40 + 30 = 110
В Б А 40 + 40 + 20 = 100
 
Из таблицы результатов видно, что учёт личных характеристик этих исполнителей («человеков-личностей») в виде параметрической оценки их вклада в прирост сложности общества «Э» при реализации их воспроизводственного потенциала на рабочих местах (ролях) воспроизводственного процесса, позволяет не только обеспечить необходимый средний прирост сложности в 100 единиц, но и существенно его превысить. Это четвёртый вариант (Б – В – А) с приростом сложности в 120 единиц.

Однако, в случае отсутствия учёта личностных характеристик в большей степени возможен и недобор по сложности, то есть провал в достижении цели по переходу к Обществу знания с вероятность 0,17 (1/6) (см. вариант А – Б – В).
 
Итак, в целом можно сказать, что все вышеупомянутые подходы к разработке формальной модели исторического развития общества по сложности лишь в совместном использовании в состоянии обеспечить максимум в восходящем историческом развитии общества по сложности. При этом каждое из упомянутых направлений теоретического представления механизма восходящего исторического развития общества по сложности отображает свою специфическую сторону этого многообразного гетерогенного процесса воспроизводства действительной жизни общества. Однако интегральное, объединяющее начало остаётся за фундаментальной метатеорией исторического развития общества А. С. Шушарина «Полилогия современного мира. …».
 
6.   Вместо Заключения.
 
В этой связи, заканчивая последнюю, пятую, книгу метатеории «Полилогия современного мира …» её автор, А. С. Шушарин, пишет [14, с. 612]:

        - «Более того, как это ни странно звучит, теории не очень-то нужны или даже очень не нужны теоретикам! Чужие, естественно. … Похоже на то, что победить может только одна, в лучшем случае позитивной критики, ассимилировав (переиначив) отдельные блоки идей других теорий. Надежды же на некую «многотеоретичность», если воспользоваться словами Т. Шанина [15, с. 36 - ХАТ], более напоминают постмодернистскую «интеллектуальную капитуляцию».

Наконец, главный герой, правящий научный клир, … непосредственно неодолим, непроницаем, соответственно совершенно «невменяем», изворотлив, вплоть до антиинтеллектуализма. Интеллектуальный контакт практически исключён».

И заключая, в последнем абзаце пятитомного издания метатеории [14, с. 615], А. С. Шушарин с надеждой отмечает:

- «Тем не менее есть и ожидающая новообразований, творчески ищущая аудитория. Для всех времён её можно условно назвать «аспирантским народом». … Борьба «толстых книг» в головах «аспирантского народа» нелинейно и начнёт научно, затем идеологически обеспечивать зреющей революционный процесс. Чтоб разумно он развёртывался, так сказать, политически вполне эволюционно. Шансы, правда, довольно быстро утекают, но пока есть».
 
Александр Тимофеевич
ХАРЧЕВНИКОВ,
кандидат технических наук
ст. ТИХОНОВА ПУСТЫНЬ
Калужская обл.
 
Литература:
1.    Шушарин А.С. Полилогия современного мира (Критика запущенной социологии). В 5-и томах. М., 2005 - 2006.
2.     Вернадский В. И. Несколько слов о ноосфере. // Успехи современной биологии. 1944. №. 18.
3.    Шушарин А.С. Полилогия современного мира (Критика запущенной социологии). Раздел третий: Сложная логика истории. М., 2005.
4.    Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 42.
5.    Там же, т. 20.
6.    Там же, т. 42.
7.    Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 26.
8.    Ленин В. И. Полн. Собр. Соч., т. 18.
9.    Ленин В. И. Полн. Собр. Соч., т. 29.
10. Харчевников А. Т. Краткий курс полилогии современного мира. Путь в будущее: в схемах, рисунках и таблицах. М., 2016.
11. Розанов Ю. А. Случайные процессы (краткий курс), М., 1971.
12. Нравственное государство. От теории к проекту. / Сулакшин С. С., Багдасарян В. Э., Вилисов М. В., Нетесова М. С., Пономарева Е. Г., Сазонова Е. С., Спиридонова В. И. / Под общ. ред. С. С. Сулакшина, М., 2015.
13.Харчевников А. Т. Предвосхищая восходящее развитие российского социума. // Экономическая и философская газета. 2016. № 4.
14. Шушарин А.С. Полилогия современного мира (Критика запущенной социологии). Раздел шестой: Кризис современного мира. М., 2006.
15. Шанин Т. Идея прогресса // ВФ, 1968, № 8.
 
Категория: Мои статьи | Добавил: polilog-s (14.01.2017)
Просмотров: 298 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar