Главная » Статьи » Мои статьи

Меновая форма ценности объектов действительной жизни общества. Часть 2
Меновая форма ценности объектов действительной жизни общества

Часть 2

Продолжение полилогического анализа развития общества, изложенного в статьях «ЭФГ» № 23–26/2017

 

вернуться к части 1

 

Простая форма ценности в целом

Простая форма ценности объекта заключается в его ценностном отношении к другому объекту, другой типологии или вида, или в его меновом отношении и в отношении соответствия к этому другому. Ценность объекта А качественно выражается в способности объекта В непосредственно обмениваться на объект A. Количественно она выражается в способности определенного количества объекта B, «объемно или протяженно», обмениваться на данное количество объекта A в «объемном или протяженном» количестве. То есть ценность объекта получает самостоятельное выражение, когда она представлена как «меновая ценность» или «ценность соответствия».

Всякий объект есть потребительная ценность, то есть объект-предмет или объект-процесс потребления, и в то же время – «ценность». Эту двойственную природу всякий объект обнаруживает тогда, когда его ценность получает иную, отличную от его естественной (природной и натуральной) формы, форму проявления, а именно форму меновой ценности или форму соответствия ценности. В целом же форма ценности, или выражение ценности, объекта вытекает из природы обменной ценности, или ценности соответствия, но не наоборот.

В пределах данного отношения обычная естественная (натуральная) форма объекта А служит лишь образом потребительной ценности, а натуральная форма товара В – лишь формой ценности, или образом ценности.

Скрытая в объекте А внутренняя противоположность потребительной ценности и ценности как таковой выражается через внешнюю противоположность как отношение двух объектов – А и В. В этом отношении ценностей один объект А, ценность которого выражается (определяется), непосредственно исполняет роль исключительно лишь потребительной ценности. Тогда как другой объект – В, в котором ценность выражается, исполняет роль только лишь меновой ценности.

Следовательно, простая форма ценности объекта есть простая форма проявления заключающейся в нем противоположности потребительной ценности и ценности.

Продукт воспроизводственной жизнедеятельности в каждом обществе есть объект-предмет или объект-процесс потребления. Но только лишь в рамках чистой эндогенной формы (ЧЭФ) воспроизводства действительной жизни, а именно ЧЭФ «экономическая» в период ее доминирования в градации «капитализм» исторической эпохи индустрии, развитие общества по сложности массово превращает вещный продукт жизнедеятельности (труда) и даже продукты иной, отличной от вещи типологии в товар. При этом жизнедеятельность, труд, затраченные «на производство полезной вещи, выступают как “предметное” свойство этой вещи, как ее стоимость», как всего лишь частная подкатегория более общей категории полилогии «ценность».

Несколько упреждая изложение, уже здесь целесообразно оговорить, что ценностной подкатегорией градации социализм, в которой доминирует ЧЭФ «функциональная», является подкатегория «положение функции» (процесса). Тогда как ценностной подкатегорией градации «капитализм», в которой доминирует ЧЭФ «экономическая», является подкатегория «стоимость».

Таким образом, в целом следует, что простая форма ценности объекта обмена или установления соответствия есть в то же время простая объектобменная форма или форма приведения в соответствие продукта жизнедеятельности (труда), а поэтому развитие объектобменной формы или формы приведения в соответствие совпадает с развитием формы ценности соответствующих ЧЭФ.

Уже с первого взгляда очевидна недостаточность простой формы ценности, этой зародышевой формы, которая, лишь пройдя ряд метаморфозов, дозревает до особой формы материально-знаковых отношений, которая в условиях капиталистического способа производства известна как «деньги» и принимает форму цены.

По мере того как один и тот же объект вступает в ценностные отношения обмена или установления соответствия то с тем, то с другим видом и типом объекта, возникают различные простые выражения его ценности. Число возможных выражений его ценности ограничено только числом отличных от него видов и типологий объектов действительной жизни общества как воспроизводственного процесса.

Единичное выражение ценности товара превращается, таким образом, в ряд различных простых выражений его ценности, причем ряд этот может быть как угодно длинным. В результате единичная форма ценности сама собой переходит в более полную форму ценности.

 

2. Полная (развернутая) и всеобщая формы ценности

Ранее формула-схема простой формы ценности была представлена следующим отношением:

X объекта A = Y объекта B,

где X и Y – количества (численная оценка) объектов A и B.

Соответственно, полная, или развернутая, форма ценности предполагает следующее выражение (уравнение) отношения ценности:

Х объекта A = Y объекта B, или = R объекта C, или = W объекта D и т.д.,

где Х, Y, R, W – количества (численная оценка) объектов A, B, C, D.

Ценность данного объекта A, как выше было показано, выражается в бесчисленных других элементах мира объектов действительной жизни, выражается так, что, по образному выражению К. Маркса (в отношении «стоимости»), всякий другой объект обмена или соответствия «становится зеркалом» ценности объекта A.

Таким образом, в данном отношении эта ценность действительно выступает как сгусток лишенной различий человеческой жизнедеятельности, выступающих в виде альтернатив натуральной формы разнообразных объектов. Очевидно, что образующая эту ценность жизнедеятельность в совокупности выражается как деятельность вообще, как жизнедеятельность, равнозначная всякой другой человеческой жизнедеятельности, независимо от того, какой натуральной формой она обладает. Следовательно, в силу этой, полной формы ценности первый объект A вступает теперь в общественное отношение не только с одним объектом другого вида или типа, но и со всем миром объектов текущей действительной жизни как всеобщего воспроизводственного процесса.

Наконец, бесконечный ряд выражений меновой ценности показывает, что она безразлична ко всякой форме потребительной ценности, в которой она проявляется.

С другой стороны, проявление простой формы отношений ценности не отрицает возможности случайного характера отношений ценности обмениваемых или приводимых в соответствие двух объектов в представленном количественном соотношении. Однако уже полная форма ценности демонстрирует, по существу, явное проявление свойств определенной детерминированности самих количественных соотношений. Эта детерминированность закрепляется (подтверждается) всем множеством этих и подобных отношений, взятых с участием объекта A, на общем устойчивом пространстве действительной жизни общества, образно говоря – во времени и в пространстве. Эта детерминирующая основа отрицает случайное отношение косвенно представленных пар «индивидуальных» владельцев объектов. То есть, на языке теории вероятностей, речь идет об устойчивой стохастической связи (отношении) с высокой степенью и силой корреляционной связи, близкой к функциональной.

Таким образом, не обмен или установление соответствия регулирует величину ценности объекта обмена, а, наоборот, величина ценности объекта регулирует его меновые отношения и отношения соответствия.

Выражая ценность первого объекта A, каждый из последующих объектов в отдельности выступает в качестве эквивалента, то есть в качестве самодостаточного ценностного тела в естественной (натуральной) форме. Соответственно, многообразные типы и определенные, конкретные виды жизнедеятельности, содержащиеся или реализуемые в различных телах или во «внутреннем» движении прочих объектов, выступают в качестве особенных форм осуществления и проявления человеческой жизнедеятельности (труда) вообще.

В дальнейшем развитии полная, или развернутая, форма ценности обнаруживает некоторые присущие ей родовые недостатки.

1. Относительное выражение ценности объекта A является имманентно «незавершенным», так как ряд прочих объектов, выражающих отношения ценности, никогда не будет конечным. Этот ряд никогда не закончится, а поэтому всегда может быть продолжен неким вновь появившимся объектом обмена или объектом отношения соответствия. Понятно, что этот процесс никогда не будет окончательно завершен.

2. Эта вечно незавершенная цепь равенств образует громоздкую и пеструю мозаику типологий и разнородных выражений ценности, что крайне непрактично, даже в теоретических изысканиях.

Недостатки развернутой относительной формы ценности еще более усиливаются при рассмотрении соответствующей ей эквивалентной формы. Многообразие эквивалентных форм наряду с применением каждой, какой-либо одной, особенной формы исключает применение остальных.

Равным образом определенный, конкретный, полезный тип или вид жизнедеятельности, содержащийся в каждом особенном объекте-эквиваленте, является лишь особенной, но не исчерпывающей формой проявления человеческой жизнедеятельности. Эта человеческая жизнедеятельность получает полную и исчерпывающую форму проявления лишь в совокупности этих особенных форм проявления, но не обладает при этом единой формой проявления.

 

Всеобщая форма ценности

Дальнейшее развитие вышеприведенной развернутой формы ценности, по существу, сводится к следующей всеобщей форме ценности, когда ценности различных объектов выражаются в одном и том же объекте A:

W объекта D = R объекта C = Y объекта B = X объекта A,

где W, R, Y, X – количества (численная оценка) объектов D, C, B, A.

Следует заметить, что в подобной ситуации, а именно в переходе от полной формы «стоимости» к всеобщей форме «стоимости», К. Маркс переходил от полной формы через простые формы «стоимости» и их «обратные уравнения», а также через, как он пишет, «обернем ряд», к всеобщей форме. Считая, что для современного читателя приведенный здесь, без пространных рассуждений, переход и так понятен, ограничимся лишь непосредственной вышеприведенной записью всеобщей формулы ценности в используемых обозначениях.

Теперь все объекты выражают свои ценности в одном-единственном объекте A, а поэтому и единообразно. Форма их ценности упрощается и является общей им всем, а следовательно всеобща.

Только эта форма действительно устанавливает отношения между объектами как ценностями или заставляет их выступать по отношению друг к другу в качестве меновых ценностей или ценностей соответствия.

Всеобщая относительная форма ценности множества объектов обмена и соответствия придает теперь лишь одному, первому объекту-эквиваленту A, особый характер всеобщего эквивалента. Его собственная натуральная форма становится образом ценности, общим для всего множества воспроизводственных объектов обмена и соответствия. Объект A приобретает способность или непосредственно обмениваться на все другие объекты, или ставиться им в соответствие. Его телесная форма или субстанция движения (для объекта-процесса) играет роль видимого внешнего воплощения, роль всеобщей общественной оболочки всякой человеческой жизнедеятельности (труда). Таким образом, воспроизводство объекта A, жизнедеятельность, производящая объект A, находится при этом в форме всеобщей и общественной, то есть в форме равенства со всеми иными типами и видами жизнедеятельности (и труда).

Бесчисленное множество уравнений, из которых состоит всеобщая форма ценности, приравнивают жизнедеятельность (труд), осуществленный в объекте A, поочередно ко всем видам жизнедеятельности, содержащейся в каждом другом объекте, и тем самым делают соответствующую жизнедеятельность всеобщей формой проявления человеческой жизнедеятельности (и труда) вообще.

Таким образом, жизнедеятельность, содержащаяся в объектной ценности, получает не только «голое отрицательное» выражение как деятельность, которая лишена всех конкретных форм и полезных свойств действительных типов и видов жизнедеятельности. Одновременно жизнедеятельность, содержащаяся в объектной ценности, проявляет и выказывает тем самым отчетливо выступающую собственную положительную природу жизнедеятельности вообще. Эта природа жизнедеятельности состоит в том, что все действительные типы и виды жизнедеятельности теперь сведены к общему для них характеру человеческой деятельности, к затрате человеческой жизнедеятельной силы, к расходу общего социального фонда времени жизнедеятельности общества.

Всеобщая форма ценности, которая представляет все множество продуктов жизнедеятельности просто в виде сгустков лишенной различий человеческой жизнедеятельности, самим своим построением показывает, что она есть общественное выражение мира объектов обмена и принуждения к соответствию. Это пространство обменов и принуждения к соответствию через взаимодействие агентов воспроизводства действительной жизни обеспечивает, цементирует целостность и единство данного общества. Всеобщая же форма ценности раскрывает в пределах этого мира сам всеобщий человеческий характер жизнедеятельности, этот специфический общественный характер.

 

3. Материально-знаковая форма ценности

(«денежная» форма ценности)

Всеобщая эквивалентная форма ценности есть форма ценности вообще, поэтому она может принадлежать любому объекту, любой типологии и любого вида. Однако если какой-либо объект находится во всеобщей эквивалентной форме, то он, как эквивалент, можно сказать, как бы выталкивается всеми другими объектами из их общей среды. И когда такое выделение становится окончательным для одного-единственного специфического типа и вида объекта обмена или соответствия, то с этого момента единая относительная форма ценности всего множества обмениваемых объектов и объектов соответствия приобретает окончательную объективную общественную устойчивость и всеобщую значимость.

Специфический вид данной типологии объекта-эквивалента, с естественной и натуральной формой которого общественно значимо ассоциируется и закрепляется (срастается) эквивалентная форма, становится объектом «материально-знаковых отношений» или функционирует в качестве его. Исполнение в среде множества обмениваемых или согласуемых в соответствии объектов функции всеобщего эквивалента делает эту функцию специфической общественной функцией, а следовательно, сам объект материально-знаковых отношений – «общественной монополией».

Следует заметить, что для товарно-денежных отношений экономического (капиталистического) способа производства и для чисто его специфической эквивалентной формы таким объектом «материально-знаковых отношений» становиться «денежный товар», или он же и «функционирует в качестве денег». В этой связи К. Маркс пишет: «Играть в товарном мире роль всеобщего эквивалента делается его специфической общественной функцией, а следовательно, его общественной монополией. Это привилегированное место среди товаров… исторически завоевал определенный товар, а именно золото».

Поэтому, исключительно только для капиталистического способа производства и градации «капитализм», получим, поставив в последнее вышеприведенное выражение отношений ценности на место объекта A «товар золото», согласно К. Марксу – «денежную форму». Напомним, что в градации «капитализм» доминирует ЧЭФ «экономическая, рыночная», а объектами обмена являются продукты типологии «вещь», то есть «товар». Эта форма отношений ценности есть следующая форма отношений, уже, разумеется, «денежная форма стоимости»:

W объекта D = R объекта C = Y объекта B = X унций золота,

где W, R, Y, X – количества объектов D, C, B, золото (в унциях).

И всё же отметим, что только что приведенное выражение вполне отражает и современную практику ценностных отношений для всех типологий объектов, правда только в самой общей форме и без учета специфического отображения собственно самой ценности для объектов различной типологии.

Подобный пример записи в «Капитале» для объектов-вещей выглядит так: 20 аршин холста = 1 сюртук = 10 ф. чаю = 40 ф. кофе = 2 унциям золота.

Однако вернемся вновь к исторически более всеобщей форме отношений ценности и, отталкиваясь от нее, дадим анализ отношений ценности настоящего исторического этапа развития общества.

Современный этап развития характеризуется значительным распространением товарно-денежных отношений и, можно сказать, массовым применением категории «стоимость», несмотря на явный сдвиг многих стран в историческом движении в сторону формирования уже посткапиталистического общества и перехода ряда стран, особенно в части деклараций и намерений, непосредственно к «социалистическому строительству».

Итак, исторически недавний прогресс в развитии материально-знаковых отношений состоял в том, что форма непосредственной всеобщей обмениваемости объектов-вещей (товара), или всеобщая эквивалентная форма, как пишет К. Маркс, «...окончательно срослась в силу общественной привычки с натуральной специфической формой товара золото. Золото лишь потому противостоит другим товарам как деньги, что оно раньше уже противостояло им как товар… Мало-помалу оно стало функционировать, в более или менее широких кругах, как всеобщий эквивалент. Как только оно завоевало себе монополию на это место в выражении стоимостей товарного мира, оно сделалось денежным товаром, и лишь с того момента, когда оно уже стало таким денежным товаром… другими словами – всеобщая форма стоимости превращается в денежную форму».

Оставим для более позднего изложения исторический анализ становления материально-знаковых отношений, начиная с момента становления первобытности, и сам сущностный анализ специфических, типологически «самобытных», ценностных отношений того исторического периода. При этом напомним, что сами эти отношения отнюдь не закончились, а продолжают развиваться и в современных условиях, но при значительном доминировании товарно-денежных отношений и в условиях значительных деформаций под прямым давлением главным образом всё тех же товарно-денежных отношений капиталистического способа производства.

С другой стороны, согласно полилогическому взгляду на историческое развитие социума, в обществе наблюдаются и множественные проявления тех чистых эндогенных форм общественного развития, которым лишь предстоит в будущем главенствовать (доминировать) и определять сущность и сам образ грядущего общества, правда пока лишь в самых общих чертах. Поэтому, как и ранее, в дальнейшем изложении будем по мере необходимости обращаться к примерам прошлого и росткам того будущего, которые лишь в некоторой степени проявляются в настоящем.

Однако современная судьба доминирующих материально-знаковых отношений в форме «денежных знаков» не только значительно отличается от исторически предшествовавшего исторического периода «золотых стандартов», но и интенсивно трансформируется в сторону информационных знаков, не имеющих материально-вещественного содержания. Современные многообразные информационно-цифровые формы материально-знаковых отношений отражают становление доминирования уже ценностей информационных объектов действительной жизни. Наблюдается это пока лишь в основном в области собственно материально-знаковых форм, ибо эти формы и есть специфические информационные объекты.

С другой стороны, место капитала как денежной формы богатства интенсивно и ускоренно занимает, пока лишь дополняя, интеллектуальный, творческий и информационно-знаниевый капитал. В основе этих капиталов лежат не материальные объекты действительной жизни (вещи как средства производства), а интеллект, знания и информация, творчество.

Наконец, ведущей и доминирующей жизнедеятельностью и чисто профессиональной ориентацией всё более становится всё та же информационная, интеллектуально-знаниевая, «цифровая» и творческая сущность воспроизводственных процессов.

Таким образом, подобно всей истории товарно-денежных отношений, «другим товаром» в центре современных отношений обмена оказывается уже не вещь-товар, а некое подобие информационного контента. Цифровой информационный контент различного вида начинает функционировать как эквивалент и уже не как единичный эквивалент в единичных актах обмена, а как особенный эквивалент наряду с другими информационно-цифровыми объектами-эквивалентами. Мало-помалу происходит отбор отдельных объектов-контентов и их массовое функционирование, которое, вероятно, и породит в более или менее широких кругах некий всеобщий информационно-контентный эквивалент. И как только этот контент завоюет себе монополию и центральное место в выражении ценностей мира объектов обмена в наступающей эпохе знаний и доминирования информационных подпроцессов (ЧЭФ «информационная») действительной жизни, он станет «денежным» объектом обмена и соответствия объектов-процессов. Так он обретет всеобщую форму ценности, превратится в ведущую форму материально-знаковых отношений Информационного общества. Именно так когда-то, в начале индустриальной эпохи в утверждавшейся градации «капитализм», товарное золото обрело денежную форму.

Очевидно, что тогда трудность понятия денежной формы ограничивалась трудностью понимания всеобщей эквивалентной формы, а следовательно, и всеобщей формы стоимости вообще, как зарождающейся денежной формы. Так и в настоящее время мы вынуждены сталкиваться с трудностями понимания исторически новых материально-знаковых отношений, начинающих доминировать в наступающем Информационном обществе и Обществе знаний как социально-воспроизводственных градациях (устар. – формациях).

Выше мы неоднократно напоминали о денежной форме, имея в виду происходящую историческую метаморфозу этой формы. Суть этой метаморфозы состоит в том, что, сохраняя прежнее название, денежная форма обретает типологически новое информационное содержание эквивалента ценности и материально-знаковых отношений в современных условиях – в условиях становления доминирования информационного способа производства. Этот процесс протекает в историческую эпоху эволюционных, но революционных по сути преобразований общественных отношений в восходящем развитии современного общества по сложности, в эпоху смены доминирования ценностных представлений.

В этой связи следует сказать и несколько слов о «денежной форме» советского периода из истории СССР.

Характеризуя «странность» денег реального социализма СССР, автор метатеории «Полилогия современного мира…» А.С. Шушарин пишет: «Линейная (плановая деформация экономических производственных отношений наиболее броско обнаруживает себя в «странности» денег и вообще во всей «бухгалтерии» производства (мономерной денежно-продуктовой части хозяйственной семантики). Это, собственно, и есть «планово-снятый», как говорилось, «социалистический рынок». Не изучая эти, но тогда лишь потенциальные (в капиталистических формах) явления, Маркс, тем не менее, их в чем-то предвидел.

Так, он писал: «Если налицо совпадение производства и потребления, то есть если в конечном счете имеет место пропорциональное производство... то вопрос о деньгах становится совершенно второстепенным, и в частности совершенно второстепенным становится вопрос о том... в какой еще иной (знаковой. – А.Ш.) форме люди будут вести общественную бухгалтерию». Продолжая мысль, он отмечал, что в этом случае «банковский бон не был бы деньгами, или он был бы лишь условными деньгами в расчете между банком и его клиентами, но не на общем рынке»... Момент снятия денег (как и вообще всех экономических отношений) зафиксирован точно; они становятся адресными…

В отличие от универсальных и мономерных денег (движущихся на «общем рынке») деньги в линейной форме со всей неизбежностью во многом утрачивают свою универсальность, становятся, как и сами производственные связи, адресными, а, следовательно, и локально-значащими, и в той же мере уже не совсем деньгами… в линейной форме (социализма. – ХАТ) деньги сняты, они обслуживают господствующие статусные формы собственности на технологии. Для обеспечения функции, скажем, средствами производства одних денег мало, необходимо согласование соисполняемых функций, конкретное «фондирование», то есть согласование в части обеспечивающих функций («поставщиков»). До тех же пор даже, казалось бы, имеющиеся «деньги» пусты, условны, безналичны в смысле нефондированности (а не в смысле технического момента безналичного оборота)... сами по себе «фамилии», дипломы, прописки, деньги, статусы суть «извечные» и совершенно невинные (нейтральные, базовые) знаки ценностей, просто статусы сложней денег, многомерней; другое дело – какие знаки правят бал, а это определяется собственностью...

Рубль – действительно неконвертируемая, «замкнутая валюта». (Кстати, как и все «социалистические валюты».) Но вот только замкнут он совсем не так, как валюта слабого рынка пытается (чаще безуспешно) защищаться от сильного замыканием. Рубль замкнут, потому что это уже снятые деньги, где-то «деревянные», а где-то посильней любого доллара, но обслуживающие уже совершенно другой тип производства (выделено мною. – ХАТ). Рубль, скажем, в сфере потребительских товаров – десять центов; а в сфере жилья, проезда и пр. – десяток долларов. Соответственно, реальный курс рубля (насколько это понятие вообще уместно) в разных внешних операциях совершенно различен. (В частности, именно поэтому вплоть до 90-х годов насчитывалось около 3000 дифференцированных валютных коэффициентов, пишет с прозрачным негодующим подтекстом известный своей напористостью либерал А. Илларионов.)

Таким образом, «денежные проявления» в пору реального социализма СССР есть всего лишь проявление «потребительских прав» (потребительных квитанций, требований), да и то главным образом в секторе розничного потребления (торговли). Тогда как ценностной формой доминирующих объектов-процессов в их преимущественно иерархической структуре взаимосвязей и собственно самих материально-знаковых отношений являются статусы отдельных лиц (функции) и коллективов (процессы, «технологии»). При этом, как уже отмечалось, на смену ценностной подкатегории «стоимость» в общественных отношениях выходит подкатегория «положение функции (процесса)».

Наконец, в заключение по данному разделу следует заметить, что видовые и типологические обменные процессы, процессы установления соответствия есть органическая составная часть самой действительной жизни как воспроизводственного процесса сложной системы. Поэтому, без преувеличения можно сказать, что обмен, обменные процессы и процессы установления соответствия, объекты обмена и соответствия, их ценностная сторона были, есть и будут всегда в обществе вне зависимости от исторического этапа его восходящего развития по сложности. Однако так же неизменна в восходящем историческом развитии общества и неизбежная смена типологии доминирующих обменных процессов и процессов установления соответствия, доминирующих ценностей и их материального выражения в типологии объектов (базовых объектов) доминирующих взаимодействий, а также и самих материально-знаковых отношений (см. таблицу 1).

 


 

Категория: Мои статьи | Добавил: polilog-s (25.01.2018) | Автор: Харчевников Александр Тимофеевич
Просмотров: 58 | Теги: полилогия
Всего комментариев: 0
avatar