Главная » Статьи » Мои статьи

НЕ БЕЖАТЬ, А ОСВАИВАТЬ НОВЫЕ ЦЕННОСТИ (часть I)

«Большая игра мировой политики не закончена.

Самые крупные ставки только делаются.

Для каждого из существующих ныне народов

речь идет о величии или уничтожении.

…Началась борьба за планету.

…Опасность стучится в дверь».

Шпенглер О. Время решений…

Мюнхен, 1933 г.

 

НЕ БЕЖАТЬ,

А ОСВАИВАТЬ НОВЫЕ ЦЕННОСТИ

(часть I)

Уже не первый раз А.Н. Чекалин и весь коллектив «ЭФГ» бьет в вечевой колокол под «обильным валом катастрофических прогнозов», призывая россиян думать, как вырваться из-под контроля Запада при «тотальном надзоре» за Россией, предлагая «новые, вдохновляющие правдой принципы международного жизнеустройства», продемонстрировав их применимость внутри собственной страны в новой форме идеи «Миссия русских – всеединство». На первый план в этой миссии ставится: «признание доминирования частной собственности в нашей стране анахронизмом» и незаконность «приватизационных законов»; «создание новых отношений собственности» по Шушарину; «облечь в привлекательные информационные одежды и выступить – устами России – запевалой движения» по установлению международных отношений на принципах «братства и всеединения человечества – по Достоевскому».

Все это не вызывает возражений, но только не «бежать народам» от яви «природно-климатических и рукотворных катастроф», а упредить их, встретить во всеоружии. Ведь бежать некуда, ибо, как отмечает и сам Чекалин, «многим ли позволят убежать их соседи по общежитию на планете?» – да и будет ли куда бежать? Кроме того, как пишет немецкий мыслитель О. Шпенглер, «тот, кто действует, часто видит не слишком далеко. Он стремится к действию, не зная действительной цели… То, что в начале обещало величие, заканчивается трагедией или фарсом». Поэтому необходимо более предметно, последовательно и комплексно развернуть изначальные три цели миссии «Всеединство», чтобы уже на уровне множества конкретных задач «атаковать» проблемы, угрожающие нашему существованию. Ибо, как верно отмечает тот же автор еще в условиях бурных 30-х годов Германии прошлого века, «ведь по отношению к большим проблемам атака больше обещает победу».

Однако, прежде чем готовить атаку по спасению России, нужно быть уверенным, что будет чего спасать! И хотя речь идет о России, а не о Германии, все же обратимся опять к Шпенглеру, к отрывкам его работы, опубликованным в июньском номере «ЭФГ», тем более что и Чекалиным они упоминаются в связи с «борьбой за всеединство и братство человечества». Шпенглер пишет: «… раса проявляется в том, насколько быстро народ может восстановиться. Один русский сказал мне: «То, чем мы пожертвовали во время революции, русская баба восполнит через десять лет». Это правильный инстинкт. Такие расы непреодолимы».

Поэтому, чтобы не потерять роль России как «субъекта» миссии «Всеединство», необходимо обеспечить успешное разрешение демографической проблемы: остановить вымирание России и жизнеутверждающей атакой прекрасной половины человечества при мощной тыловой поддержке мужского пола возродить «плодовитость» русских народов, – не менее 3 – 4-х детей в семье уже в 27–33-летнем возрасте родителей. Только после этого появится всего лишь сама возможность, как пишет Чекалин, «стать братом всех людей на Земле, возглавить перестройку межнациональных, международных отношений, движение землян к всеединству, к всечеловеческому братству». Только после этого обретет практический смысл призыв опереться на советы «русских мыслителей» прошлого, на теоретиков нашего времени, прежде всего на концепцию «Полилогии…» А.С. Шушарина и «наработки о ненасилие» С.К. Гусейнова. Только тогда и обретут созидательную ценность сфокусированные в трех предложениях призывы А.Н. Чекалина.

Поддерживая инициативу по организации постоянно действующего клуба «РОЧ» по обсуждаемой проблеме века, ниже привожу свое видение части задач, требующих первоочередного решения. Это частное мнение, излагаемое в форме «письменных дебатов» клуба РОЧ, что можно расшифровать и как исторически известным оборотом «Русский ответ Чемберлену». Надеюсь, соответствующие дебаты будут публиковаться в постоянной рубрике «ЭФГ», возможно и с таким названием, как «Русский ответ на вызов времени».

Итак, последовательно об упомянутых предложениях.

 

I

Необходимо уточнить тезис о «признании доминирующей частной собственности в нашей стране анахронизмом». Это положение перекликается с революционной семантикой «Коммунистического манифеста» полуторавековой давности об «уничтожении частной собственности» как источника зла и «негатива» в нашей жизни. Но учение К. Маркса в качестве объекта частных отношений собственности рассматривает лишь «средства производства», «вещь», товар, а также капитал и деньги как «третий товар» в товарообмене, причем главным образом только в условиях капиталистического способа производства, то есть в условиях Капитализма.

Зло обычно проявляется как «извращение» каких-либо нормальных процессов и явлений. Однако частная собственность на средства производства есть исторически закономерное явление – закон развития общества, его норма на этапе Капитализма. А поэтому зло не в самом объекте частной собственности, не в самом Капитализме, то есть не в самой типологии этих отношений собственности. Зло в том, что эти частные отношения собственности по поводу средств производства неоправданно, ненормально надолго затянулись, исторически задержались на арене поступательного, восходящего развития современного общества, в частности и «уже» российского общества. В этом, и только в этом видится смысл провозглашенного «анахронизма» частной собственности на «средства производства», и не более.

Таким образом, необходимо не «уничтожение», а, как говорят, приведение производственных отношений в соответствие с уровнем развития «производительных сил» общества. А это и есть «снятие» этого «негатива» как образа зла, то есть построение нового механизма взаимодействия агентов производства с использованием уже и иных, новых, доминирующего объекта отношений собственности «вместо» средств производства, иных ценностей, иных представлений о «богатстве».

Эта смена доминирующего объекта отношений собственности, согласно «Полилогии…», представляет собою эндогенный негэнтропийный прорыв (подъем) к более высокой ИНТЕГРАЦИИ жизни общества, к следующему типу равновесия. В то же время это есть и новая ступень обобществления производства, то есть постановка его под новый общественный контроль (нормы, порядки, свободы и ограничения), необратимое изъятие из ограниченного частного производственного присвоения собственности. То есть этот прорыв есть устранение узурпации соответствующего доминирующего объекта «обстоятельств производства», сброс асимметрии в отношениях с ним, когда, образно выражаясь, «у одних – густо, а у других – пусто». В результате происходит симметризация снятых отношений, которые вульгарно известны как «ничейная собственность». Это и есть, можно сказать, главный закон развития собственности.

В результате происходит типологическое, принципиальное усложнение производства жизни. Обобществленный объект, став объектом «общественной собственности», попадает в сферу уже рационального пользования. Производство и труд теперь контролируются более высоким новым (ранее неактуальным, потенциальным) доминирующим механизмом. Так происходит «чистая» реализация развития общества во всестороннем возрастании его сложности.

Эти коренные перемены приводят к установлению наиболее простого (энтропийно) равновесия, но уже на более высоком (более сложном) негэнтропийном уровне.

Безусловно, собственность связана с чем-то имеющим смысл для человека, объективной ценностью и благом. Если же взглянуть на собственность широко, то множество составляющих ее элементов и есть наша «действительная жизнь», которую каждый человек, и каждый народ пытаются «взять под свой контроль». Все начинается именно с человека, причем поначалу эпизодически, стихийно и локально, а это и означает «выборочное» возникновение для отдельного человека частных отношений собственности по поводу элементов-объектов действительной жизни, окружающих его. Это окружающее множество элементов-объектов подобно «ауре человека», его «искусственной части», а поэтому вечно и изначально образующей «частную собственность», находящуюся под его личным (частным) контролем.

Естественное стремление каждого человека расширить свою «искусственную» ауру вызывает взаимное пересечение аур ряда лиц, так или иначе, в этом смысле, связанных между собою совместной жизнедеятельностью. Это приводит к одновременному, а поэтому и согласованному контролю со стороны соответствующей группы лиц над этим множеством элементов-объектов действительной жизни. Так возникают ограниченные (не всеобщие, не всего общества) групповые отношения собственности по поводу данного множества объектов, входящих в указанное пересечение (совпадение) частных множеств. Данное множество элементов-объектов «пересечения» и есть ограниченная, групповая собственность.

Наконец, осваивая и «покоряя» действительную жизнь, каждый член общества расширяет свою «ауру собственности» до максимально возможных пределов, которые в эндогенном измерении проходят по границам страны проживания (в экзогенном смысле – это «весь мир»). В этом случае на пересечении «аур собственности» оказывается вся страна, а элементы-объекты действительной жизни, лежащие на таком «пересечении» аур собственности, образуют общественную собственность. По поводу этих объектов отношений собственности граждане вынуждены договариваться о совместном контроле и рациональном использовании в интересах «всех и каждого», как говорят, в интересах общества. Этот тип отношений собственности получил наименование «общественных отношений собственности».

Таким образом, общество последовательно осваивает один за другим объект-элементы нашей «действительной жизни» на всем протяжении его исторически восходящего развития. В процессе освоения каждый объект-элемент как ценность последовательно проходит все формы отношений собственности: от неактуальной и «бесхозной» через ограниченную частную и групповую к общественной собственности, воспринимаемой порою как «ничейная», но отнюдь не «неактуальная и небесхозная». То есть в обществе постоянно и во все времена той или иной типологии объект-элемент (предмет или процесс) находится в ограниченной частной или иерархически-групповой собственности и каждый из объект-элементов нашей жизни, прежде чем стать общественным достоянием, ценностью и богатством, проходит через форму частной собственности. Поэтому и можно говорить лишь об «анахронизме» отношений частной собственности по поводу того или иного объекта нашей жизни, но отнюдь не об «анахронизме» самого института ограниченной частной (или групповой) собственности.

 

 

Александр Тимофеевич ХАРЧЕВНИКОВ, кандидат технических наук

ст. Тихонова Пустынь

Калужской обл.

 

Продолжение следует

 

Категория: Мои статьи | Добавил: polilog-s (11.03.2018) | Автор: Харчевников Александр Тимофеевич E
Просмотров: 55
Всего комментариев: 0
avatar