Главная » Статьи » Мои статьи

Типологический фетишизм доминирующих объектов. Часть 1

ЧАСТЬ 1

Типологический фетишизм

доминирующих объектов

 

Продолжение полилогического анализа развития общества,

изложенного в статьях «ЭФГ» № 23–26, 33/2017 и № 1/2018

 

 

Как потребительская ценность объект обмена или установления соответствия любой типологии не представляет собой ничего таинственного ни с точки зрения удовлетворения своими свойствами человеческих потребностей, ни с точки зрения приобретения этих свойств в результате человеческой жизнедеятельности. Очевидно, что человек своей деятельностью изменяет формы веществ и процессы природы в полезном для него направлении. Однако последующий анализ социальных взаимодействий показывает, что как только объект включается в социальный процесс, например делается «товаром» или «работой», мы наблюдаем внешне немало удивительного.

Во всяком обществе время жизнедеятельности, которое затрачивается из общественного социального фонда времени на производство жизненных средств и воспроизводственных объектов действительной жизни, так или иначе интересовало людей, современников, в разной степени на различных ступенях исторического общественного развития. При этом очевидно, что люди так или иначе работают и живут друг для друга, а поэтому их жизнедеятельность получает и представляет собой общественную форму.

Однако загадочный характер продукта созидательной жизнедеятельности возникает не из их собственных потребительских свойств, а тогда, когда он принимает форму объекта обмена или установления соответствия, как внутривидового, так и межтипологического. То есть возникает из этой самой формы. Таким образом, наблюдаем следующие метаморфозы.

Ценностное равенство различных видов человеческой жизнедеятельности приобретает некую объективную форму одинаковой ценностной предметности и «процессуальности» продуктов и результатов жизнедеятельности.

Измерение затрат человеческой жизнедеятельной силы их продолжительностью получает форму величины ценности продуктов воспроизводственной жизнедеятельности.

В результате те отношения между производителями самой действительной жизни общества, в которых осуществляются их общественные отношения и положения в жизнедеятельности, получают форму общественного отношения продуктов и результатов как воспроизводственных объектов жизнедеятельности.

Таинственность объектобменной формы и формы установления соответствия объектов-процессов состоит в том, что обе эти формы, та или другая, являются для людей как бы «зеркальным отражением» общественного характера их собственной жизнедеятельности и труда. Это отражение воспринимается ими как объектный, предметный или процессовый, характер и свойства самих продуктов жизнедеятельности, то есть как общественные свойства данных объектов-предметов и объектов-процессов, присущие им от природы. Поэтому и общественное отношение производителей к совокупному труду и жизнедеятельности представляется и воспринимается ими как «общественные отношения» объектов жизнедеятельности, объектов, которые находятся вне их человеческих отношений.

Между тем объектобменная форма и форма установления соответствия, а также и то отношение ценностей продуктов и процессов воспроизводственной жизнедеятельности, в котором они выражаются, не имеют ничего общего с внутренней природой самих объектов и вытекающими из этой природы отношениями тех же объектов. Это, как пишет К. Маркс, – лишь «определенное общественное отношение самих людей, которое принимает в их глазах фантастическую форму отношения между вещами» и, как показано в полилогии, между объектами различной типологии и вида в их конкретности.

В результате и лишь в человеческом мышлении эти объекты, будучи «продуктами» функционирования мозга людей, представляются «самостоятельными существами, одаренными собственной жизнью, стоящими в определенных отношениях с людьми и друг с другом». Подобные проявления человеческой психики, правда только в отношении «товара» и «обмена», К. Маркс назвал «фетишизмом», который присущ продуктам жизнедеятельности людей, коль скоро они производятся, приводятся в соответствие или обмениваются. Фетишизм неотделим от всех обменных процессов и процессов установления соответствия при воспроизводстве всей действительной жизни общества.

Этот фетишистский характер мира обменных процессов и процессов установления соответствия между объектами действительной жизни порождается, как ранее было показано, своеобразным общественным характером всей жизнедеятельности, воспроизводящей и производящей объекты-предметы и объекты-процессы действительной жизни человечества.

Объекты как предметы и процессы потребления становятся вообще объектами обмена и соответствия потому, что они суть продукты независимых друг от друга ограниченных, «частных» (частнособственнических) работ, то есть разделенной на части единой жизнедеятельности общества как одного воспроизводственного, самовоспроизводящегося, комплекса жизнедеятельности.

Комплекс этих ограниченных (частных и групповых, или группо-иерархических) процессов различной типологии и разнообразных видов образует совокупную жизнедеятельность общества по производству и воспроизводству действительной жизни всего социума как человечества. Агенты производства вступают в общественный контакт между собой лишь путем обмена или установления соответствия между объектами как продуктами производства базовых объектов своей жизнедеятельности и труда по воспроизводству действительной жизни общества. Поэтому специфический общественный характер их ограниченной, частной или групповой, жизнедеятельности проявляется именно только в рамках этого межтипологического обмена, равно как обменов объектами одной типологии, но различных видов и конкретной реализации, а также и в рамках установления соответствия между объектами-процессами.

Другими словами, ограниченные (частные или групповые) виды жизнедеятельности осуществляются посредством взаимодействия всех звеньев совокупной общественной жизнедеятельности именно через те отношения, которые обмен или установление соответствия осуществляет между продуктами и результатами разнообразной жизнедеятельности, а при их посредстве и между самими агентами производства (производителями) действительной жизни.

Поэтому агентам производства общественные отношения их ограниченной, частной или групповой, жизнедеятельности кажутся не непосредственно общественными отношениями их самих, что есть в действительности, а, напротив, общественными отношениями воспроизводимых ими объектов или «опредмеченными объектами» отношениями лиц.

В рамках установления соответствия объектов-процессов или обменного процесса объектами как продуктами жизнедеятельности, то есть взаимодействий, создающих единство и целостность действительной жизни, эти объекты воспроизводства получают общественно одинаковую ценностную объектность (предметность), обособленную от их чувственно различных потребительных свойств.

Это расщепление продукта жизнедеятельности на действительный «полезный» воспроизводственный объект текущей жизни и ценностный объект осуществляется на практике тогда, когда взаимодействие агентов производства и воспроизводства данной типологии в форме обмена или установления соответствия стало системным и приобрело достаточно массовое и регулярное распространение. Соответствующий исторический период непосредственно связан с доминированием соответствующей типологии механизма взаимодействия агентов производства и, что очевидно, с доминированием соответствующей типологии базовых объектов. При таком доминировании, главенстве, установление соответствия или обмен приобретают такое значение, что без соответствующих объектов становится невозможной, немыслимой, сама текущая жизнь и воспроизводство этой жизни.

Вследствие этого действительные (нужные, «полезные») объекты воспроизводства производятся в должной степени соответствия или как бы специально для обмена (или установления соответствия), хотя и воспроизводятся лишь в силу воспроизводства самой действительной жизни в текущем образе того исторического времени. Поэтому ценностный характер объектов как продуктов соответствующей жизнедеятельности принимается во внимание уже при самом их воспроизводстве или производстве. С этого момента ограниченные (частные или групповые) виды соответствующей типологической жизнедеятельности агентов производства (производителей) получают устойчивый двойственный общественный характер.

С одной стороны, как определенные действительные (нужные, «полезные») виды и типологии жизнедеятельности, они, в своей конкретности, удовлетворяют определенную общественную потребность, материализуя и объективируя свое назначение в качестве звеньев всей единой совокупной жизнедеятельности общества. Эти звенья, как процессы жизнедеятельности, составляют и развивают естественно расширяющуюся и возрастающую систему общественного разделения всей жизнедеятельности общества и труда. Результатом этого развития является непрерывное восходящее развитие общества по сложности.

С другой стороны, они, как объекты, удовлетворяют разнообразные потребности своих собственных производителей – агентов производства. При этом каждый особенный вид и тип объекта действительной (нужной, «полезной») ограниченной, частной или групповой (даже иерархически-сетевой), организованной жизнедеятельности может быть обменен на всякий иной особенный тип и вид действительной (нужной, «полезной») жизнедеятельности, или приведен в соответствие, и, следовательно, равнозначен последнему.

При этом следует иметь в виду, что установление соответствия и обменные процессы относительно объектов и жизнедеятельности возможны в рамках деятельности одного и того же агента производства, что равнозначно смене вида и типа текущей жизнедеятельности и в рамках ценностей одного и того же агента (воспроизводства) действительной жизни. Разумеется, система ценностей каждого агента производства неизбежно формируется под воздействием всей системы общественных отношений в данном обществе и релевантна ей (в среднем).

Равенство видов и типов жизнедеятельности, различных друг от друга во всех отношениях, возможно лишь в отвлечении от их потребительского неравенства и их конкретности, то есть в сведении их к тому общему для них характерному свойству, которое выражается в затратах человеческой жизнедеятельной силы, в затратах абстрактной человеческой жизнедеятельности (и труда).

Однако мышление, в первую очередь ограниченных (частных и групповых) производителей, отражает этот двойственный общественный характер их ограниченной жизнедеятельности в форме установления соответствия или в форме обмена продуктами. За этим отражением, с одной стороны, стоит отражение общественно-полезного характера их изначально ограниченной, частной или групповой, жизнедеятельности (работы). Это, последнее, обусловлено тем, что продукт их жизнедеятельности действителен, нужен, полезен для других людей или воспроизводит образ жизни данного общества, реализуя принцип «так принято в нашей среде». С другой стороны, общественный характер равенства разнородных видов жизнедеятельности (труда) отражает в той форме, что эти материально различные объекты-предметы или объекты-процессы как продукты жизнедеятельности есть ценности общества.

Таким образом, люди, как агенты производства, сопоставляют продукты своей жизнедеятельности и труда как ценности не потому, что эти объекты являются для них лишь объектными оболочками однородной человеческой жизнедеятельности. Они сопоставляют эти продукты потому, что, приравнивая свои различные продукты и процессы жизнедеятельности при установлении соответствия и обмене один к другому как ценности, люди приравнивают свои различные типы и виды жизнедеятельности (труда) один к другому как человеческую жизнедеятельность. «Они не сознают это, но они это делают». Итак, пользуясь оборотом К. Маркса, у ценности «не написано на лбу, что она такое», но при этом ценность превращает каждый продукт жизнедеятельности в «общественный иероглиф» и знак.

В дальнейшем, и постоянно, люди стараются разгадать смысл этого общественного иероглифа, проникнуть в тайну своего объекта жизнедеятельности как собственного общественного продукта. Но сделанное открытие, что продукты жизнедеятельности, поскольку они суть ценности, представляют собой лишь объектное выражение человеческой жизнедеятельности, затраченной на их производство, отнюдь не рассеивает объектной видимости общественного характера жизнедеятельности.

 

(продолжение следует, часть 2)

 

Александр Тимофеевич Харчевников,

кандидат технических наук

 

ст. ТИХОНОВА ПУСТЫНЬ,

Калужская обл.

 

Категория: Мои статьи | Добавил: polilog-s (13.03.2018) | Автор: Харчевников Александр Тимофеевич E
Просмотров: 21 | Теги: Маркс, полилогия | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar