Главная » Статьи » Мои статьи

Уроки гласности, перестройки и социализма. Часть 3


Уроки гласности, перестройки и социализма. Часть 3


И вечный бой,
- Покой нам только снится!

Тогда как гласность, – женский род,

Чтоб разрешиться ровно в срок.

И кто с ней время проведёт,

- Приплод того и в жизнь стучится.

Автор.


3. Что есть «гласность» вообще и в свете Полилогии.

Известно, что ошибки теории, ошибки неких «теоретических представлений и концепций», возможно обнаружить лишь исходя из представлений более общей теории, то есть теории, генерализирующей прежнюю теорию. Таковой, в настоящее время, является современная фундаментальная социологическая теория развития общества А. С. Шушарина «Полилогия современного мира. (Критика запущенной социологии)», которая генерализирует учение К. Маркса «Капитал», то есть включает её в себя как составную часть. Поэтому совсем кратко и только о тех положениях теории «Полилогия …», которые будут ниже использованы.

3.1. Гласность в понимании современной теории развития общества и Социализм.

Каждое общество как социально-общественная градация восходящего развития по сложности является композицией «чистых эндогенных форм» (ЧЭФ) чистых способов производства и воспроизводства действительной жизни. Каждая ЧЭФ воспроизводит свою типологическую часть «действительной жизни» как процесс воспроизводства соответствующего типологического объекта со своим механизмом взаимодействия агентов производства и своими материально-знаковыми отношениями. Прочие характеристики затрагивать в данной статье не будем и ограничимся только рамками эндогенной логики. Международные аспекты, как предмет экзогенной логики развития общества, так же не затрагиваются.

Эти процессы как способы производства в каждой градации существуют и реализуются одновременно и одномоментно, но только один из них, одна ЧЭФ, доминирует, главенствует. Это доминирование и определяет тип градации: первобытность, рабовладение, феодализм, капитализм, социализм, Информационное общество и т. д.

«Действительная жизнь», согласно Полилогии, состоит из следующего ряда типологических объектов воспроизводства и производства: «общая жизнь» как форма биологического и «духовного» существования; «работник» как специалист (умелец) в определённой области жизнедеятельности общества; «пространство производства» как место (местность, «производящая территория») жизнедеятельности; «средства производства» как орудия и предмет труда (жизнедеятельности; «функции, технологии» как работа отдельных лиц и коллективов; «информация, знания»; и т.д.

В градации капитализм доминирует капиталистический (экономический) способ производства, а, следовательно, доминируют: такой объект воспроизводства как «средства производства»; механизм взаимодействия агентов производства «товарообмен, рынок», то есть «товарно-денежные отношения»; материально-знаковые отношения - «деньги». Доминирующие отношения собственности по поводу «средств производства» есть ограниченные частные отношения собственности.

В градации социализм доминирует функциональный (технологический, отраслевой) способ производства, а, следовательно, доминируют: такой объект воспроизводства и производственных отношений, отношений собственности как «функции, технологии или работа» (в социологическом понимании, а не инженерно-техническом!); механизм взаимодействия агентов производства «соисполнение, план», то есть сопряжённость всех участков хозяйственной деятельности страны как единого целого (грубо, как «конвейера»); материально-знаковые отношения есть «документы, статусы коллективов и отдельных лиц». Доминирующие отношения собственности по поводу «технологий, работы» есть ограниченные (не обобществлённые) группо-иерархические отношения собственности. «Средства производства», доминировавшие при капитализме, - обобществлены.

Далее следует градация Информационное общество, - это постсоциалистическое общество в восходящем развитии, в котором доминирует информационный способ производства. В этом обществе, соответственно, доминирует такой объект воспроизводства как «информация, знания»; механизм взаимодействия агентов производства есть «полное и свободное обеспечение информацией». Доминирующие отношения собственности по поводу «информации», - ограниченные, частные. Ранее доминировавшие «технологии, функции, работа» обобществлены.

 

Восходящая смена градаций происходит вследствие достижения прежней градацией (доминирующим способом производства) своего критического, предельного уровня, характеризуемого неустойчивостью состояния. В пределе, – это состояние бифуркации, или, как часто говорят, несоответствие уровня развития в целом, так называемых, «производительных сил» общества доминирующему способу производства, точнее, - производственным отношениям, порождённых этим способом производства. Под другим углом зрения это противоречие формулируется как противоречие между общественным характером процесса производства и частной (или ограниченной, то есть не общественной) формой присвоения его «результатов» - результатов доминирующего воспроизводственного процесса.

В каждой градации в период критического состояния с особой силой проявляется свой, присущий данной доминирующей ЧЭФ, доминирующему способу производства, так называемый «негатив»: в первобытности это «произвол»; в рабовладении - «диктат»; в феодализме –«закрепощённость (крепость), повинность»; в капитализме это «эксплуатация» («экономическая эксплуатация» - присвоение прибавочной стоимости); в социализме это «дефект производства». Этот «негатив» и выступает в публичной политике как социальное зло, с которым общество вынуждено бороться и соответственно «перестраивать» (менять) доминирующие производственные отношения.

 

Так вот, в нашем анализе рассматриваемого исторического перелома, «перестройки» как революционного преобразования материальных основ общества, «гласность», в своей основе и конкретики, проявилась как публичное выявление доминирующего негатива общества. Этот момент, можно сказать, является ключевым в проблеме понимания «перестройки» и гласности. Ибо все негативы развития СССР в 80-х годах прошлого века в основном имели именно природу «функционального» способа производства, господствующим (доминирующим) в градации социализм и в СССР, в частности. Вот эти негативы, их природу, и «должна» была высветить и обличить «Гласность».

 

В этой связи небезынтересна оценка «гласности», данная в сегодня популярной в Интернете «свободной энциклопедии Википедия, которая свободна от каких-либо «теоретизирований», а поэтому представляет всего лишь оценку событий того периода глазами и разумом «просвещенного обывателя».

 

 

3.2. Гласность как политический термин и «уроки перестройки».

 

Однако начнём всё же с нашего родного, русского языка. Так в Толковом словаре русского языка Ушакова читаем: «ГЛАСНОСТЬ» это «доступность общественному обсуждению, контролю; публичность. ... Предать гласности что-н. (сделать известным обществу, опубликовать)».

«Википедия— свободная энциклопедия» так определяет современное понятие «гласность»: «Гласность — политический термин, обозначающий политику максимальной открытости в деятельности государственных учреждений и свободы информации. В узком смысле, в современном словоупотреблении, основной компонент политики перестройки, проводимый М. С. Горбачёвым во второй половине 1980-х в СССР и заключавшийся в существенном ослаблении цензуры и снятии существовавших в советском обществе многочисленных информационных барьеров. В конечном итоге именно гласность стала детонатором последующего распада советского строя и СССР.<…>

Вошло в широкий обиход с 1987 как обозначение одного из ключевых направлений реформ, проводившихся в 1987 — 1991 … , широко известных под общим названием «Перестройка»».

С подобной оценкой состояния «гласности» выступила и современница той эпохи «перемен» Нина Александровна Андреева в статье «Не могу поступиться принципами» ("Советская Россия" 13 марта 1988 г.). Она писала:

«Если "неолибералы" ориентируются на Запад, то другая "альтернативная башня", пользуясь выражением Проханова, "охранители и традиционалисты", стремятся "преодолеть социализм за счет движения вспять". Иначе говоря, возвратиться к общественным формам досоциалистической России.<…>

… Как говорил М. С. Горбачев на февральском Пленуме ЦК КПСС, "мы должны и в духовной сфере, а может быть, именно здесь в первую очередь, действовать, руководствуясь нашими, марксистско-ленинскими принципами. Принципами, товарищи, мы не должны поступаться ни под какими предлогами".

На этом стоим и будем стоять. Принципы не подарены нам, а выстраданы нами на крутых поворотах истории отечества».

 

Дальше, - больше. Незадолго до ХХУ111 съезда КПСС заявила о себе "Марксистская платформа в КПСС", которая считала необходимым вернуться к начальным истокам марксизма, а нынешнее состояние советского общества определяли как сочетание элементов из различных формаций, в том числе социалистической и капиталистической. Сторонники это платформы выступали за сохранение коммунистической перспективы.

 

В этой связи полезно обратить внимание на следующий исторический факт, опубликованный на сайте «Советской России» в сообщении «Nikita» от 2010-07-03:

«ХХУ111 съезд КПСС (июль 1990 г.), к величайшему нашему теперь сожалению, вполне подтвердил эти опасения. Так, на решение переходить «на рыночные отношения» (см. выступление Н.И.Рыжкова. ХХУ111 съезд КПСС, …) делегат съезда А.А.Сергеев выдвинул вопрос: «Переходим ли мы к рынку на основе общественной собственности и распределения по труду … или мы переходим к рынку на основе приватизации экономики, на основе частной собственности и … распределения по собственности, то есть по капиталу, и с другой – по стоимости рабочей силы как товара, то есть на основе классической капиталистической эксплуатации. Нам это не подходит».<…>

Как все более и более мы ныне убеждаемся: это нам никак не подходит. Но что же ответил на такой совершенно ясно поставленный вопрос о ликвидации социализма как экономической и социальной системы в нашей стране Н.И.Рыжков? – «То, что он предлагает, мы хорошо знаем, так как по этой системе десятки лет жили»».

 

Как видим, в то время налицо было (отмечалось) три «движущих силы» в перестройке, к сожалению ни одна из этих сил не отстаивала, по сути, в сложившихся условиях «неустойчивого равновесия» (бифуркации!) тренд восходящего развития и не осознавала истинных причин критической ситуации.

Истинным трендом восходящего развития общество просто не владело, как не владела и не знала его теория «запущенного марксизма», тех самых сил, которые породили перестройку. В этих условиях разумным было бы остановиться и «осмотреться», осмыслить и понять, но ворожащий гул колокола перестройки «гласность» не давал уже покоя никому, ни слева, ни справа, и общество свалилось в регресс и декомпозицию.

 

И вот сегодня, спустя многие годы после «перестройки», - десятилетия, всеми уважаемый бывший секретарь ЦК КПСС, член Политбюро ЦК КПСС, воистину несгибаемый коммунист Егор Кузьмич Лигачёв в статье «Перестройка: замыслы, результаты и поражения, уроки» ( АПН-НН, Дискурс) пишет:

«…перестройка прошла два этапа. На первом этапе - 3-4 года - подъем, на втором этапе, фактически с конца 1989 года - снижение темпов роста экономики, а затем сокращение объемов промышленного и сельскохозяйственного производства.<…>

Пожалуй, самым губительным было нарушение пропорции между темпами роста производительности труда и заработной платы, денежной и товарной массой, что привело к резкому возрастанию дефицита товаров для населения, а затем к дезорганизации потребительского рынка.<…>

… Почему были нарушены пропорции производства и потребления? Каковы причины расстройства социально-экономического комплекса?

 

Главные из них - ослабление планового начала в экономике, договорные, свободные цены на выпускаемую продукцию; извращения в процессе формирования и работы кооперативов; ослабление роли государства в экономике и выталкивание коммунистической партии из большой политики. Вслед за этим пришли нестабильность, забастовки, межнациональные конфликты, снижение руководящей роли коммунистической партии в обществе, а затем - контрреволюционный переворот, расчленение Советского Союза.<…>

А между тем требование не медлить, иначе «народ не поймет», перевести сразу значительную часть продукции на реализацию по договорным ценам, было ни чем иным, как волюнтаризмом, скажу больше - политическим авантюризмом.<…>

 

Одной из причин поражения социалистической перестройки стал ошибочный вывод партии об окончательной победе социализма в СССР… «окончательно победить можно только в мировом масштабе и только совместными усилиями рабочих всех стран». Вывод Ленина был заменен другим: для окончательной победы в СССР достаточно победы социализма в нескольких странах. … Отсюда, самоуспокоенность, снижение, а затем потеря политической бдительности, не подозрительности, а повторяю, бдительности.<…>

И, наконец, еще одно, пожалуй, самое важное обстоятельство. В руководящем составе партии и государства, партийных и властных структурах союзных республик оказались карьеристы, национал-сепаратисты, политические перерожденцы. Мы имеем дело с политическим перерождением целой группы руководителей-коммунистов. Бывали хуже времена, но, действительно, не было подлее».

 

Ну вот, виновато «время» и «потеря бдительности», при ошибочном выводе об «окончательной победе социализма в СССР», как будто победа это навсегда, на вечные времена? – Опять время виновато, что ли, - или нечто иное?

Читаем «уроки перестройки», и что же? – Всё что угодно, только не признание существования объективных причин «кризиса социализма». Правда, что признавать, если «тайны социализма, суть и соль общественного развития так и не были поняты. До сих пор.

 

Теория капитализма К. Маркса «Капитал» и вся наука марксизма оказались недостаточными для решения задач современных общественного развития. За 70 лет Советской власти «запущенный марксизм» так и не смог осознать Итоги Октябрьской революции 1917 года. И вот главный вывод бывшего члена Политбюро ЦК КПСС: - «Народы, будьте бдительны!». – Простите, Егор Кузьмич, на полном, как говориться, серьёзе и при полном уважении к Вам и Вашей биографии, - «учиться надо!». – Освойте же, хотя бы, наконец, современную фундаментальную социологическую теорию развития общества А. С. Шушарина «Полилогия современного мира. (Критика запущенной социологии)».

 

Возвращаясь непосредственно к теме, отметим, что среди «уроков перестройки» Е. К. Лигачёва оказался и такой, имеющий отношение к гласности:

«5.Совершенствовать содержание, формы и способы агитационно-пропагандистской и информационной работы партии, нести людям правду об истории советской власти, реального социализма в СССР, своевременно разоблачать клевету, провокации противника, развеять состряпанные им лживые мифы о советском периоде истории и внедренные небезуспешно в сознание части членов общества».

Что можно сказать? Только одно, - «а слона то он и не заметил». Печально.

 

 

Гласность – «ещё буквально

«дурное» движение

«трудящихся нового типа».

По А. С. Шушарину.

Полилогия современного мира ….

М.: Мысль. 2006.

 

3.3. Гласность словами Полилогии.

 

А вот, для сравнения с «уроками перестройки», оценка гласности автором Полилогии, данная в параграфе с символическим названием «Комплексное опускание … «всех сторон общественной жизни»:

«В материалах ХХVII съезда КПСС (1986), еще насквозь ортодоксальных, тем не менее помимо «полного хозрасчета» уже объявляются ранее немыслимые гласность, демократизация, в том числе внутрипартийные – «в партии не должно быть организаций, закрытых для критики», т.е., последовательно говоря, и для критики самой партии, стержня всей культуры данного исторического типа, причем в ее сложнейшем варианте. Эти гласность, демократизация сами по себе прекрасные, священные, общечеловеческие движения, но они же без предметных новых социальных идей, движений, партиципаций, институтов в условиях копившегося недовольства есть не что иное, как элементарное разрешение вседозволенности. … упомянутая напыщенно-топорная формула означала передачу идейной власти всей социальной нечисти, а отчасти социальным романтикам (что едва ли лучше)».

В результате в обстановке вседозволенности на крутом повороте истории, говоря песенными образами того времени, желанный «свежий ветер перемен» «поднял с социального дна весь мусор, стремительно активизировал и легитимировал все наихудшие «классы Курашвили» («такой «класс» должен сидеть в тюрьме, а не быть стороной в социальном партнёрстве» - ХАТ) …, а погань и легкомыслие всегда тут как тут».

Или, наконец, оценка из той же Полилогии, но с другой стороны:

«Но было и нечто совсем другое! Историкам еще предстоит возвращаться к этой интересной фазе (срезу). Сперва просто перечислю: гласность, постплановый внеэкономический «бунт», активизация народного контроля, выборность директоров, объединения потребителей, госприемка, ин­форматика и ВТ, молодежное творчество, экологическое движение, конверсия (несколько позже), наука и др. Да, большинство из этих движений были еще буквально «дурными», далее еще более изуродовались, извратились, сникли, вовсе пропали. Но попробуем вникнуть в их тогдашнюю суть, имея в виду пороки именно линейной формы производства (социализма – ХАТ) и стихийные тенденции ее нерыночного преодоления.

 

Гласность вскорости же оказалась канализированной (выражение В.Н. Богачева) черт-те куда. В этом отношении совершенно прав Ф. Кастро, уже в 1986 г. увидевший в гласнос­ти разрушительный деструктив. Ведь гласность – штука, бесспорно, позитивная, но требующая очень тонких и отлаженных институтов, тем более в стране с высоким «ментальным разбросом». Но в то же время первоначально-то это и было крайне дурное выражение стихийного преодоления сплошной и неосознаваемой, уже давно не коммерческой, а ведомственной и учрежденческой замкнутости и «тайны» дефекта производства, невынесения сора из изб «технологических феодов». Это же и есть самый прямой эксфункциональный информационный аспект именно обобществления технологий.<…>

Короче говоря, все эти дурные формы (дурное поначалу по-дурному и преодолевается) и были робкими, но относительно широкими проявлениями не последующей ложной, деморыночной, а действительной интенсификации, «постиндустриализации», онаучивания, гуманизации и т.д. производства. … направлении стихийного обобществления технологий.

Таким образом, «трудящиеся нового типа» (участники упомянутых выше движений - ХАТ) – это совсем не выдумки кабинетных мудрецов, а обычная, земная человеческая реальность кризисного состояния линейной формы производства» (социализма).

 

И обращаясь ко всем «трудящимся нового типа», к их элите и вождям, кои имена пока не известны, - « Товарищи, а как насчёт того, чтобы «Учиться, учиться и, ещё раз, - учиться!» теории современного общества?- Ведь всё может повториться …?».

 

При этом следует сказать, что, как обычно и бывает в истории, особенно в истории досоциалистического периода, не по воле людей и партий, правительства имеют место те или иные исторические явления. Это проявляется лишь согласно внутренним (или внешним) «законам» исторического развития самой социальной материи общества, то есть «помимо воли и сознания людей», но и, конечно, непременно через посредство их «воли и сознания».

 

Однако очевидно, что само «действо гласности» было с энтузиазмом встречено обществом. Следовательно, оно было исторически «ожидаемым» и, скажем так, - необходимым. Последнее же, кстати, нашло отражение и в докладе съезду в выше приведённой формулировке: - «Без гласности нет и не может быть демократизма, политического творчества масс, их участия в управлении».

 

В целом же, действительно, «гласность – начало движения в восходящем развитии общества», ибо это практическое начало реализации той триады, которая, так или иначе, прозвучала в материалах съездов и пленумов КПСС: «ЗНАТЬ – КОНТРОЛИРОВАТЬ – УПРАВЛЯТЬ».

 

Так что же с позиций Полилогии представляла собою «перестройка» и «гласность», кроме ранее отмеченного «озвучивания негативов» общества, в том числе главного, доминирующего негатива, - «дефекта производства»?

 

Но прежде необходимо более осознано, научно и теоретически, сказать о «негативе» социализма, точнее, - о негативе функционального способа производства (ЧЭФ) как собственной основе социализма, то есть, если так можно выразиться, - в образах Полилогии «о предмете гласности».

 

 

Гласность - первоначально

это стихийное преодоление

ведомственной замкнутости и

«тайны» дефекта производства.

По А. С. Шушарину.

Полилогия современного мира ….

М.: Мысль. 2006.

 

3.4. Изначально-перестроечный предмет гласности, - «дефект производства».

О чём должен был «звонить колокол»?

 

В четвёртом томе Полилогии с названием «Социализм» автор так оценивает ситуацию того периода:

«…с наступлением НТР, или, если угодно, ее самых первых волн, линейная форма производства (социализма – ХАТ) обнаружила себя как по историческим меркам редкостно короткоживущая эндогенная (внутренняя, внутристрановая – ХАТ) структура. … в «нервных узлах» НТР, электронике, информатике, новых технологиях и их распространениях и т.д. все начало быстро стопориться, сдерживаться, а все производство поражаться дефектом (всех бесчисленных родов), «суммативно» накапливаясь и проявляясь уже в известных макродефектах структуры всего производства и внешних взаимодействий. Система есть система, собственность есть собственность, командующая всем движением производства, никаки­ми хозяйственными эволюциями не меняющаяся. В итоге весь социализм вступил в состояние бифуркации уже резко неустойчивого, неравновесного состояния».

 

Таким образом, «перестройка» в её исходном состоянии страны как социалистической градации, отождествляется с состоянием, так называемой «бифуркации», то есть такого состояния неустойчивого равновесия, когда, казалось бы, незначимые (малой силы) факторы обыденной жизни, вплоть до случайности, оказывают решающее влияние на последующую траекторию развития общества. Эта траектория может быть как восходящей, так и регрессивной, деструкционной, обходной, стагнационной и пр.

 

Это состояние было порождением несоответствия уровня развития производительных сил уровню (типу, характеру) производственных отношений «линейного социализма», их потенциалу (возможностям) в отношении дальнейшего восходящего развития общества «по сложности». Это несоответствие выразилось в лавинообразном нарастании «дефекта производства» во всех его чрезвычайно многообразных конкретных видах и во всех направлениях деятельности. Этот нарастающий интегрально дефект производства функционального (социалистического) способа производства (ЧЭФ) был (является) не проявлением чей-то злой воли или «кознями» противников социализма (хотя и не без их участия), а является объективным проявлением самих материальных основ этого способа производства, порождением всё того же «производящего труда», ибо нет в мире ничего абсолютно совершенного.

 

Производящий труд, как общественная форма труда, имеет место почти во всех функциях (работах). Он преодолевает, но, в первую очередь, разрывает доминирующую функцио­нальность, образуя при этом в связных линиях производства дефекты. Эти дефекты проявляются как обществен­ные, объемные формы соисполняемых работ в основных функциях, «работы вполне весомой», но «которая столь же весомо, материально не сопрягается, не увязывается с другими работами - или уже не нужна, но продолжается, или еще не нужна, но уже есть, или не тем нужна, или не так нужна и т.д. до бесконечности конкретных проявлений».

 

Так, положим, что на фабрике (в конторе, на конвейере) произошло некое частичное, планом не предусмотренное, спонтанно возникшее новообразо­вание вполне позитивного свойства, например, успешно внедрённое рационализаторское предложение или изобретение. Но в связную систему различных производств и рабочих мест оно неотвратимо внесет именно какой-то дефект «несопряжённости». Так как не все сопряжённые производства и рабочие места смогут соответственно перестроиться технологически, конструктивно или качественно, то уже само это новообразование («новшество») вынуждено будет подстраиваться под старую или несколько изменённую среду, становясь тоже «пор­ченным», поражённым вирусом того же «дефекта производства».

 

Таким образом, синхронные смежные оснащающие и обеспечивающие данное производство (рабочее место) с его новообразованием функции по производству материа­лов, деталей, электрики, электроники и т.д. что-то делают не так, не столько, не то и т.д. То есть, оставаясь синхронными, они сами того «не подозревая», обретают дефект (заражаются вирусом «несопряжённости вообще»), хотя ничего хуже делать не стали. В результате «новое воспринимается как инородное тело, заноза, вокруг которой начинается воспалительный процесс». Как пишет А. С. Шушарин,

- « В итоге дефект прони­кает во всю совокупность соисполняемых функций, в том числе и в те, которые сами по себе «ни в чем не виноваты», остаются, ка­залось бы, вполне рациональными.

Этот дефект всегда и только что-то конкретно «плохое» в работе испол­нителей, организации, связях, технике, технологии, последствиях. Но «плохое», конечно, не вообще, что увело бы в дикие нелепости «абсолютных» идеалов, а «плохое», как неизбежно порождаемое именно этой, определенной формой производства (социализма – ХАТ).<…>

Каковы бы ни были многообразные формы дефекта, он все­гда означает или своеобразную «неработу» неиспользования по­тенциала технологии, или объемную форму, как правило, скры­той тем или иным покрывательством, но общественно бесполез­ной в данном соисполнении работы, хотя и столь же обществен­но необходимой. Ключевой итоговый негатив капитализма - эксплуатация, присвоение результатов чужого труда. Ключевой итоговый негатив линейной формы - многообразные проявления общественно бесполезного труда».

В отличие от товара, способного «ждать покупателя», функции, будучи процессами, физически «впрок» невозможно «запасать», складировать. Поэтому, коль скоро они в чем-то не те и не то, что надо (ибо несогласованны), то они вносят во все смежные функции диссонанс, т.е. диффузно распространяют дефект, так сказать, общей несопряжённости производства. При этом стихийно диффундируют не технологии (новации), а дефект производства, вызванный этими, самими по себе даже вполне здоровыми и прогрессивны «новациями».

 

В результате дефект производства оказывается как бы «растворенным» в линиях всего увязанного, сопряжённого производства и при этом совсем не обособляется в определенную «вредную» деятельность. Таким образом, этот «вред» часто приносят как раз самые производственно важные, передовые, продуктивные сдвиги. Но происходит это в скрытых от общества на уровне данного и взаимосвязанных производств, а, следовательно, и в недоступных для конкретного производственного анализа, а поэтому, в частности, и не обособляемых формах. По этой причине «дефекты» есть нечто большее, чем коммерческая тайна экономического среза производства, которая в линейной (социалистической) форме превратилась в обычную эко­номическую «бухгалтерию», а есть внутренняя, интенсивная форма иррационализации связей и самих процессов линий производства.

«Дефект свято охраняется, но чаще всего совсем не как зло­намеренное сокрытие, а просто как нечто неуловимое и несоз­наваемое», образуя тем самым некую «технологическую тайну» социализма.

С началом НТР эти новообразовательные перемены стали бурно нарастать. А. С. Шушарин пишет: «Человеческой формой», источником всех этих перемен является творческий труд, труд всеобщий (Маркс), который в его современном специфическом историческом содержании выступает как дислокальный труд, как труд, неизбежно выходящий за всякую дан­ную технологическую локализацию труда, или как труд произво­дящий (продуктивный), который и бьется из недр производства независимо от воли и сознания людей (хотя, конечно, и посред­ством этой воли и сознания)».

Таким образом, в этом главном содержании происходящего оказывается, что все работают «честно» и равнонапряженно, но все большая часть работы делается вхоло­стую. Напомним некоторые примеры из недавнего прошлого: изобретения делаются, но не используются; металл ржавеет и складируется; станки вы­пускаются и приобретаются, но не используются; прокат идет, да не тот; проекты множатся, но не реализуются; и т.д. И всё это ещё раз подтверждает, что действительное содержание дефектов технологически конкретно.

 

Это и есть крайне важная и трудно постижимая, но уже «принципиально постэкономическая, технологическая и коренная особенность всей линей­ной системы производства» социализма.

 

Итак, очевидно, что «дефект производства» порождается «производящим», творческим трудом самих «трудовых коллективов», замкнутых на интересы своего производства от бригады до отрасли. Поэтому и в силу этого дефект производства обусловлен «личным интересом» каждого коллектива (каждой функцией исполнителя), то есть – «всей системой собственности на технологии, а потому и проявляется лишь «в пределах отдельных организаций», сам являясь объективной ха­рактеристикой всей линейной формы общественного производ­ства. Причем не столько «организаций», сколько самого труда и, главное, его динамики и взаимосвязей».

 

Это и есть, как утверждает и обосновывает Полилогия, - «Основной закон линейного производства», который метафорично выражает объективное нарастание асимметрии собственности, т.е. форму какого-то иррационального «накопления».

 

Об этих и, так называемых, «такого рода бесконечных газетных примерах» исключительно многообразных конкретных форм дефекта постоянно и говориться в документах пленумов и съездов КПСС, Верховного Совета СССР времён перестройки.

Так, например, в политическом докладе от 25 февраля 1986 года 27 съезду КПСС в концентрированной форме говориться о том, что: "научно-техническая революция выдвигает проблемы и перед социалистическим обществом; необходимо совершенствовать общественные отношения и перестроить мышление; требуется постоянный пересмотр и обновление сложившихся схем управления; действия партийных и государственных органов отстают от требований времени и самой жизни; проблемы в развитии страны нарастают быстрее, чем решаются; имеет место инертность, застылость форм и методов управления, снижение динамизма в работе, нарастание бюрократизма и консерватизм; в жизни общества начали проступать застойные явления".

А так же, более конкретизировано: "не выполнены задачи по развитию экономики …; отставание материальной базы науки и образования, здравоохранения и культурно-бытового обслуживания населения; развитие происходит на экстенсивной основе, ориентировано на вовлечение в производство дополнительных трудовых и материальных ресурсов; обострилась проблема сбалансированности, располагая огромными ресурсами, натолкнулись на их нехватку; имеет место разрыв между общественными потребностями и достигнутым уровнем производства, между платежеспособным спросом и его материальным покрытием; отставание допущено в машиностроении, нефтяной и угольной промышленности, электротехнике, черной металлургии и химии, в капитальном строительстве; возводятся новые объекты, начинённые устаревшим оборудованием, разрабатываются дорогостоящие проекты, не обеспечивающие выход производства на высшие технико-экономические показатели; институты остаются продолжением аппарата министерств; необходима интенсификация производства на основе научно-технического прогресса;".

 

И всё это, так или иначе, стало «рабочим телом» гласности и всей своей негативной массой было брошено на головы граждан, на улицу, в души широких масс трудящихся и народов, всего населения СССР. В ту пору КПСС обладала мощным отрядом пропагандистов и всеохватывающей сетью политической учёбы, доходя до каждого гражданина не только работающего на производстве или в организации, но и по месту жительства. Страна ужаснулась и забурлила.

 

Однако гласность, наполняя людское море этим негативом, так и не смогла подсказать людям, довести до их сведения, куда плыть и как плыть, как спасаться, кроме того, что нужно что-то делать и делать срочно, а то «отстанем от Америки» (США). Более того и, что ещё хуже, - в значительной степени «гласность» их дезориентировала, так и не сумев, изначально, направить их волю и сознание в спасительное течение тренда восходящего развития, ибо и знать об этом не знала, да и не кому это тогда и известно не было.

Короче говоря, опять же на языке Полилогии, общество, его доминирующее «линейное производство» (социалистическое производство), оказалось в состоянии «критической иррационализации» вследствие систематического нарастания его «родового», изначально присущего, но не сразу проявляющегося, «дефекта производства – основной формы постоянного негатива» этой социалистической (линейной) формы общественного производства.

Таким образом, основной причиной «негативных явлений» предшествующих началу перестройки явилась ограниченная (не общественная) группо-иерархическая собственность (отношения собственности!) на такой доминирующий объект производства жизни как «функции, технологии», причём лишь в той стадии развития отношений собственности, когда эти отношения «зашли в тупик», достигли «критической стадии», «обострились», «достигли предела» развития в первом столкновении с начавшейся научно-технической революцией в мире, когда «верхи не могли», а «низы не хотели» жить по-старому!

Вот о чём должна была «бить в набат» гласность, вот о чём должен был «звонить колокол» гласности.

В Полилогии это состояние называется «бифуркацией», то есть неустойчивым (квази)равновесным состоянием. Его особенностью является то, что в этом состоянии «выбор» дальнейшей траектории развития (движения) общества подвержен влиянию множества несущественных факторов, так называемых, «малых сил» обыденной жизни. В результате возникает «борьба» «всех против всех», каждый тянет в свою сторону. Множество разнообразнейших действующих и , по сути, равносильных по влиянию на конечный результат агентов (сторон), не позволяют однозначно выявить последующую траекторию движения общества. При этом становятся возможными как восходящее развитие по сложности, так и регрессивный, деструктивный, обходной, стагнационный и пр. исходы.

Страна «бурлила» и ждала, - что будет?

Но сути этого исторического бурления «должным образом» никто не понимал …

Категория: Мои статьи | Добавил: polilog-s (11.03.2018) | Автор: Харчевников Александр Тимофеевич E
Просмотров: 38 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar